Путешествие в Стамбул, продолжение длинного рассказа

в начало

История создания Султанахмета

Мечеть имеет 6 минаретов, в то время как у других мечетей не более 4-х минаретов. Почему так? Ихат рассказывает с воодушевлением.

Оказывается все дело в неточности высказываний.

Султан, а это был как Вы догадываетесь, именно султан Ахмет, пригласил самого известного в то время архитектора и поручил ему построить золотую мечеть. Зодчий наверное чем то был занят в это время и невнимателен к словам султана, потому, что он в результате через 7 лет построил не золотую мечеть-«Алтын джами», а построил мечеть с 6-ю минаретами- «Алты-минарет джами». Султан разгневался вначале, но зодчий убедительно доказал, что мечеть не уступает желаемой «золотой».

Султан согласился с зодчим. Однако оставалась одна трудность.

Только одна, главная мечеть в Мекке имела право иметь 6 минаретов.
Но и разрушать столь красивое творение султану не хотелось.
Выход был найден- султан приказал построить 7-ой миинарет в мечети в Мекке.
Так и было исполнено.

И с той поры Султанахмет-Голубая мечеть украшает Стамбул своими 6-ю минаретами.
Для справки, диаметр купола Султанахмета равен 33,6 метра, а диаметр купола Ай-Софии — 33 метра.

На выходе из мечети Ихат собирает с нас доллары за экскурсию.
Очевидно он считает нас достаточно подготовленными к такой операции, но среди группы раздаются недовольные восклицания. Оказывается программа, обещанная нам не выполнена, и даже религиозное воздействие Голубой мечети не помогло нам забыть об этом.

Вокруг Султанахмета — Голубой мечети

Удовлетворение неудовлетворенных

Требуем поездку на азиатский берег по Босфорскому мосту.
Андрей (высокий парень в залихватской соломенной шляпе) настаивает на посещении подземного дворца (Андрей наиболее информирован — у него есть справочники — описания достопримечательностей Стамбула).
Никто уже не требует обеда в ресторане, о котором говорилось в рекламном листке. Бунт оканчивается частичной победой-мы едем на азиатский берег по Босфорскому мосту!

А пока едем в порт на встречу с Хайретином. Нам предлагают выйти из автобуса, якобы на азиатский берег поедем в другом.

Горячие головы предостерегают не совершать ошибку — мол выйдем и на этом все для нас и кончится.
Но приезжает более комфортабельный автобус – модели «Престиж».
Мы садимся в него и едем… Едем — это громко сказано.
Теперь это слово имеет совсем другой смысл.
Плетемся со скоростью ниже скорости пешехода.

Масса машин едет в ту же сторону.
Справа остается дворец, в котором жил последние дни и умер Кемаль Ататюрк. (Это надо запомнить и побывать здесь).

Мимо стадиона Бешикташ поворачиваем влево и поднимаемся вгору.
На подъеме, вдоль машин прогуливаются разносчики чая и выпечки с подносами в руках.
Водители успевают купить стаканчик чая и поесть хрустящий рогалик – все елегантно и просто. Без проблем!

Перед въездом на мост слева и справа кварталы дорогих особняков. При выезде с моста водитель платит прямо через окошко автобуса постовому-контролеру некоторую сумму и опять въезжаем в кварталы богатых особняков.

Это район Юшкюдар. Останавливаемся на видовой площадке с которой
открывается прекрасный вид на Босфор, Босфорский мост и Европейскую часть Стамбула. Солнце заходит, цепляясь за минареты мечетей и башен города. Красиво.

Но где же обещанный обед в ресторане?

А не хотите кофе — быстро и за свой счет? Пожалуйста! Сюда приезжают посидеть, полюбоваться видами, посмаковать кофе — отдохнуть. Но это для других. Нам остается быстрый кофе — и в обратную дорогу.
Теперь быстро едем по той же дороге, въезд в Европу бесплатно!

По пути поем песни — в основном поет Ихат на турецком и болгарском языках и даже на русском. У порта Каракей выходим из автобуса довольные увиденным и Ихатом тоже. Он очень старался.
Ты молодец — Ихат!

С борта парохода осматриваем ночной Стамбул.

Освещены все мечети и дворцы — Топкапы, Ай-София, Султанахмет, Иени-джами, Сулеймание-джами в старой части города, дворцы на азиатском берегу в районе Харем, горит огнями…

Босфорский мост, освещены как люстры все пароходики и огромные суда и лайнеры, стоящие у берега и идущие по Босфору — сказка огней! Рядом залиты светом гороподобные лайнеры, готовящиеся к отправлению. По сообщениям они обычно уходят в четверг. Сегодня четверг. Неужели мы уже день в Стамбуле?!

Ночь обрушивается очень быстро. Световая феерия разгорается и множится. Никакой экономии. Это Вам не Севастополь в эпоху развития рыночных отношений.
Движение светящихся люстр по черной воде не прекращается, но наши силы на исходе-засыпаем, все!

Глава 3 Стамбульские тайны


4 августа. Пятница. Стамбул оптом и в розницу

Утро- 6 часов-пароходы снуют, как будто и не останавливались на ночь, такое впечатление, что действительно не останавливались.
Завтрак в 8 с привычным уже приветствием по динамику.
Завтракаем с неизменным удовольствием и … Вперед!

Вперед, по утреннему Стамбулу. На выходе из порта с нами приветливо здороваются вахтеры на проходной. Кто-то из наших садится в такси, медленно проезжающие мимо по улицам в поисках пассажиров, а мы идем пешком в сторону Босфорского моста. Пешком больше увидишь, да и не хочется после вчерашней сутолоки в автобусе сновf садится в транспорт. Идем по утренним чистым, вымытым улицам.
Цель — посмотреть дворец, в котором жил Ататюрк.

По пути интересная мечеть на берегу Босфора. Это дворцовая мечеть — Топханы, выделяется своим оригинальным навершием в виде золоченых шпилек вокруг купола.

Возле мечети схема расположения интересных для туристов объектов-мечети, дворцы, посольства, вернее — консульства. Топханы — это и название этой мечети и особый вид мечетей. В Стамбуле основная масса мечетей называется — джами и несколько мечетей имеют название — топханы.
Возможно это особый статус таких мечетей.

Интересно, что понятие — мечеть не встречается в обозначениях.
В английской интерпретации джами — моску.
Откуда появилось слово мечеть -неясно.
Может более подготовленный турист знает это?
Идет уборка улиц, скверов.

В городе чистота и утренняя свежесть, но мы знаем, что днем будет жара и духота.
Вот мы и у дворца — всего 15 минут хода от порта. Слабое движение у входов во дворец.
Караульные с автоматами.
Узнаем у одного из них, можно ли пройти во дворец?
Солдат за кованой решеткой улыбчив и словоохотлив.

  • Конечно можно, за углом билетная касса- там и вход.
    Ждем кассира, оператора в обменном пункте- надо обменять валюту на лиры. Менять можно не менее 25 долларов — билет стоит 8 миллионов лир — на двоих 16 миллионов — как раз 25 долларов.
    Меняем, покупаем, входим.
    Рядом русская речь.

Оказывается это наши соседи с парохода «Мария Ермолова» из Новороссийска.
Коротко устанавливаем русско — украинские отношения с преимущественно теплым оттенком.
Идем в дворец получать эмоции.
У входа на постаменте караульный солдат.
Совершенно очевидно, что это кукла.
Стоит без движения, даже без признаков жизни.
Заглядываем ему в глаза.
Не моргает — кукла, и все тут!

Входим…

Дворец Долмабахчесарай или Селамлик-Харем поражает роскошью.
Мрамор, золото, серебро, хрусталь, паркет, ковры-все в изобилии и в неповторимой уникальности. Сфотографировать не можем -фотоаппарат пришлось оставить в гардеробе у входа. А группа японцев рядом с нами вовсю щелкает вспышками.

У служащего спрашиваю —
— В чем дело, почему у нас забрали фотоаппарат, а у этих господ-нет?
Все оказывается очень просто — нам просто надо было купить билет на право пользования фотоаппаратом. Стоит билет 3 миллиона лир.
Вот те на! Опять идти менять доллары, покупать билет — нет, обойдемся и так, запомним все!

Во дворце тишина, служащие просят не сходить с ковровых дорожек и не отставать от идущих впереди. Японцев не подгоняют и мы пристаем к ним и изображаем из себя японцев. Наверное похоже, потому что нас перестают подгонять. Президент Ататюрк жил в невиданной роскоши.

Хрустальные люстры словно застывшие водопады льются с потолков на пол. Хрустально-золотая посуда -все атрибуты султанской сокровищницы.

В коридорах картины — в основном батальные сцены, где турки побеждают, а особенно султаны. Несколько портретов английских коронованных особ, картина Айвазовского — буря на море — о которой нам говорил вчера в автобусе Ихат. Кабинет подчеркнуто строг, но все же роскошен своей подчеркнутой строгостью — резное темное дерево и ничего другого. В конце пути по дворцу удивление у всех вызывает туалет. Несколько комнат с резными окнами и потолком-очень светло.

Все сделано из полупрозрачного гипса-желтовато — белого с кремовыми прожилками-словно шербет. И в этом шербете совершалось таинство. В таком туалете наверное приятно проводить время в мечтах о человечестве и своем народе. В туалетной комнате прорезь в полу очень длинная — вероятно эти люди были очень большие (или все вместе пользовались туалетом, сидя друг за другом).

Двор-парк, магнолии, пальмы-кокосовые, кедры, мраморные выходы и сходы к Босфору. Табличка с просьбой не выходить к морю. Не выходим. На выходе из дворца снова к солдату — а он другой и такой же неживой. В этот момент произошла смена караула и все стало на свои места. Конечно это человек, но как так можно стоять без намека на движение? Смена караула происходит своеобразно и не так как у нас, например у мавзолея в Москве.

Сбоку показались двое солдат, один в каске с автоматом. Стали напротив куклы-постового. Раздались команды и оловяный солдатик сламываясь в членах стал сходить с постамента. На подламывающихся ногах он подошел к сменщику и стал рядом. Сменщик свободной походочкой прошел к постаменту, расположился на нем в свободной позе.

Разводящий и сменившийся долго и, по дружески беседуя с ним, устанавливали нового караульного, словно лепили скульптуру.

С каждым движением скульптура становилась все более стройной и строгой и вдруг солдат застыл на посту-окаменел. Продолжалось это действие долго-минут десять. Сменившийся и разводящий прогулочной походкой удалились в сторону караульного помещения.

Разводящий вскоре вернулся и стал прогуливаться невдалеке, наблюдая за солдатом. Я не утерпел, чтобы не распросить его о службе. Разговор оказался трудным и долгим. Солдат отвечал очень терпеливо, но моих познаний в турецком языке оказалось недостаточно, пришлось добавить английский. Я интересовался процедурой смены и спрашивал не новенький ли этот солдат, наверное он еще неопытный, что вы его так долго устанавливали и уговаривали.

  • Нет, это хороший, опытный солдат… Сколько он служит? Слово служит турок никак не мог понять несмотря на все мои языковые выкрутасы. Наконец удалось выяснить, что служат они 2 года, а на посту стоят 1 час. Последняя цифра показалась мне слишком большой, учитывая нечеловеческую позу стойки, но дальше допытываться у безотказного турка было неприлично и я ретировался.

Побывав таким образом в дворце Долмабахчесарай, мы направились вверх по склону, обходя стадион Бешикташ слева по широкой лестнице, полускрытой в густом парке. Парков в Стамбуле много, особенно в прибрежной зоне. А крутых улиц еще больше. С лестницы переходим на одну из них и погружаемся в тенистые заросли домов и машин, особенно странных на таких крутых улицах. Невероятно, каким-то чудом по этим крутякам лавируют двухярусные автобусы.

Мы поднимаемся в район Шишли. Лабиринт крутых улиц выводит наверх холма и мы попадаем в сверкание оконных витрин и вывесок магазинов и ресторанов.

Это район Бельоглу

Здесь богатые магазины.
Везде надписи – Индирим — что означает — скидка.
Скидка на 30.
Скидка на 40.
Скидка на 50 процентов!

На входах плакаты с новыми и старыми ценами. Везде миллионы и
миллионы. Покупателей мало. Одни зазывалы. Нас зазывать не надо.
Нам и так интересно, что там — в магазинах, что там — в ресторанах.
В продуктовых рядах-галереях изобилие овощей и фруктов. Продавец-турок охотно позирует возле своего лотка. Персики — загляденье.

Впереди площадь с бассейном и фонтаном, а дальше — памятник.
Группа людей в решительных позах.
Впереди Ататюрк — его легко узнать по портретному сходству.
Очевидно — это памятник турецкой революции и республике.
Недавно здесь отмечали 75 летний юбилей — плакатики повсюду еще сохранились.
У памятника фотографируемся.

Турки одобрительно кивают головами, обходят стороной, не мешают.

Посредине площади фонтан внутри бассейна.

Вода из щели под проезжей частью дороги вытекает по наклонному мозаичному желобу и бьет высоким фонтаном, кипя внутри бассейна из розоватого гранита. Свисток-на бортик бассейна садится нельзя — молодой турок сидит на бортике и всех предупреждает. Тут же немолодая турчанка
с самоваром и подносом — Данке шен — чай, чай! усаживает нас на скамеечку и вручает поднос с чаем. Данке шеен! Чай очень вкусен и на удивление негоряч. Обслуживание на высоте — даже фотография на память сделана профессионально — Данке шеен!

Чай в маленьких стекляных стаканчиках на маленьких пиалках.
Удобно. Стоит 100 000 лир один стакан!

  • Всего бир юз бин лир бир бардак! Пожалуйста!Спасибо!
  • Риджа эдерим! Данке шеен! Непременно — данке шеен!
  • Наверное наша турчанка на этой площади чаще всего встречает немцев.

В стороне от площади среди домов виднеется костел.

Покрутившись по прилегающим улицам, находим вход в костел.

Навстречу невысокий человек.
— Это костел?
— Да, греко-католический костел! Можно посмотреть? Входите!
Через боковую дверь входим в темное помещение. Перила-поручни по стенам, иконостас. Все в некотором запустении без опрятности тех мечетей, в которых мы были. Видно не очень богаты здесь костелы.
Выйдя из костела опять попадаем в переплетение улиц-магазинов и галерей. Это район Таксим. Магазины одежды сменяются ресторанами. Блюда, согласно меню недороги. Шашлык, люля-кебаб 6ООтысяч лир за огромную порцию. У нас такое изобилие стоило бы 10-12 гривней.
Опять везде — индирим!

Разговорились с продавцом, продающим сувениры.
Покупаем глаз от сглаза.
Торгуемся ( помня наставления наших гидов). Получается!
— Ики мильен?
— Бир мильен ве ики юз бин лира!
Просит два мильена-даю мильен и двести пятьдесят тысяч лир.
Сдачи не дает (а должен сдачи пятьдесят тысяч лир), улыбается.
Спрашиваю, где находится рынок Лалели (по рассказам это наиболее посещаемый русскими рынок).
О, это далеко, надо ехать на такси. Здесь иностранцы не ходят пешком. Здесь иностранцы ездят на такси.
А это какой рынок? Это дорогой рынок — это Бельоглу в районе Таксим.
Ага, понятно, разберемся.

Идем, ориентируясь по солнцу в сторону бухты Золотой Рог.
Выходим на открытое пространство — вокруг большие дома, реклама.
Здесь конторы крупных фирм. Нам сюда не надо.
Впереди открытая площадка, откуда открывается прекрасный вид на бухту Золотой Рог и окружающие холмы с плотной застройкой.

На площадке кафе. Столики под большими зонтиками. Садимся, заказываем кофе.
— Вам нескафе, по турецки?
— Конечно, по турецки! Ждем.
Месиво красно-белых домов, крыши, минареты, купола мечетей -картина разворачивается перед нами. Посетителей мало.

Сидящая за соседним столиком женщина вдруг заговаривает с нами по русски.
Она из Горловки, здесь живет уже давно. Замужем за турком, который ее высмотрел в ее родном краю и увез сюда. Довольна своей жизнью. Она здесь чувствует себя в полной мере женщиной. Все дела делает ее муж.
Ей остается лишь распоряжаться своим свободным временем, которого у нее достаточно. Сюда приходит регулярно почитать газеты. Теперь здесь можно купить даже российские газеты. Видно, что ее здесь хорошо знают, официанты все время оказывают знаки внимания. Долго разговариваем с ней. Видно, что женщина истосковалась по русской речи — давно не отводила душу. Живут они здесь, рядом. Да землетрясение было сильное — жутковато было. Многие дома пострадали.

Позже мы узнали, что наши анадырьские знакомые также коснулись последствий землетрясения.
Пьем кофе. Кофе так себе, у нас могут сварить лучше.

По крутым улицам спускаемся вниз к Золотому Рогу. Справа скопление домиков с телевизионными спутниковыми антеннами — как пчелиные соты на склоне. Домики явно небогаты, однако тарелок просто изобилие. Фотографируемся на фоне этого изобилия.

Просим проходящего мимо парня сфотографировать нас вместе. Парень с радостью соглашается и мы позируем…

Наконец, до меня доходит, что парень совсем не смотрит в окуляр камеры и фотоаппарат направлен куда-то вверх. Пытаюсь его остановить, но поздно. Щелк! Готово!
Благодарим его и он убегает, радостно восклицая, — Спасибо!
Конечно, при проявке пленки на этом кадре оказалось голубое небо и чуть внизу кадра полоска крыш домов. Нас в кадре нет.

По крутейшему спуску (как по этой дороге ездят машины?) — выходим вниз.

Район убогий.
Следы разрушений.
Взамен старого дома строят новый. Просто выбрана яма между домами и там идут работы, укладывают фундамент. Никакого строительного мусора и грязи вокруг.
Вдоль берега Золотого Рога парки, скверы, люди сидят на траве в свободных позах-отдыхают, едят. На постаменте фигура в тюрбане и рядом лев. Надпись повреждена, но можно разобрать-Джезайрли Гази. 1714-1781гг.
Надо узнать об этом памятнике…
Кто это?

*Примечание. Джезаирли Гази Хасан Паша (тур. Cezayirli Gazi Hasan Pasha; 1713 — 17 марта 1790) — османский великий визирь и адмирал (тур. کاپیتان پاشا — капудан-паша).
Предположительно был балканского происхождения, служил в Алжире (прозвище Джезаирли — «алжирец»). Участник Чесменского сражения, в котором фактически (вместо сошедшего на берег Ибрагима Хюсамеддина) командовал турецким флотом.

Будучи уже в преклонном возрасте, руководил действиями османов на начальном периоде Русско-турецкой войны 1787—1792 годов. В 1790 году был убит в бою с русскими войсками. В Чесме Хасан-паше установлен памятник.
P.S. Родился в 1713 году. Убит в 1790 году, а на памятнике стоит дата 1714-1781 гг.

* Возможно в Турции о жизни этого деятеля имеется другая информация.

Рядом красивый фонтан и небольшой судостроительный завод.
Огибаем завод и выходим на мост. Это мост Ататюрка –
Ататюрк кепрюсю.

На мосту
Ататюрк-кепрюсю
Позади мечеть Иени

Этот мост второй от входа в бухту после Галата-кепрюсю.
По мосту Ататюрка переходим в старую часть города в район Кучукпазар-малый базар. Базар-рынок начинается сразу же и мы втягиваемся в толчею снующих людей.
Это оптовый рынок. Торговец фруктами спешит на базар, толкает перед собой тележку. На тележке красота — персики, бананы, зелень-красиво уложены.

Улицы-рыночные ряды идут во все стороны вверх, вбок, изгибаясь и теряясь в закоулках. Куда хочешь-туда и иди. Мы идем, не зная куда.
Пойдем влево-толчея, товары. Пойдем вверх-толчея, товары.
Машины с грузами ловко лавируют между людьми и никакой давки и никаких пробок-останавливаются на любой жест пешехода.

Забираемся еще выше и попадаем в крытую галерею с росписями и шикарными золотыми витринами. Это Грандпазар -великий базар.
Полицейские на входах. Внутри полицейских не видно. Здесь зазывалы

путешествие в Стамбул

на все голоса зазывают в свои магазины. Зазывают не только голосами, но и затягивают руками, но не нахально, вежливо, но очень настойчиво.
В витринах золотой блеск — это настоящее золото!
Изделия из янтаря.

Мы явно проявляем интерес и … вызываем интерес к себе.
Нас настойчиво тянут куда-то, не объясняя толком.
Идем, посмеиваясь и поеживаясь одновременно. Куда идем, зачем?
Змеиными закоулками выходим к магазину, на котором красуется надпись
Голд!

Наш провожатый говорит — то все не то, а вот у нас Голд — так это Голд!
Хозяин показывает тончайшие сережки.
— Сколько? Двести. Кошмар!
Пытаемся уйти, но двери на шеколду и снова уговоры. Купи. Бери. Насилу удалось отговориться и вырваться из неожиданного плена.

Теперь возле золотых лавок идем с безразличным видом. Все зазывалы просят к себе.
— Берем! Берем!
— Май френд! Май френд!
Крутимся по Гранд-базару. Вокруг шум, призывы — Берем! Берем!
Бир мильен! Как быстро они произносят — Бир мильен!
Быстрее, чем у нас произносят — рубль!

На базаре Бельоглу мы покупали персики по 800 бин лир, здесь такие же персики лежат по 400 бин лир за килограмм. Берем. Продавец отстраняет покупателя-турка и обращается к нам:
-Бир кило?
-Бир кило.
Взвешивает, упаковывает в пакет.
Даю ему 500 бин лир одной бумажкой. Сдачи не дает.
— Почему не даешь сдачи?
Поворачивает ценник другой стороной, а там — 500 бин лир.
Вот те раз! Обман или не обман?
Наверное то цена оптовой покупки? (спрашиваю я мысленно)!
Продавец-турок кивает головой и смеется.
Покупатель-турок тоже кивает головой и смеется.
Нам остается тоже смеяться.
— Спасибо – Са:ол!

Мы уже уразумели, что главное обращение на рынке — Кач лира?
— Сколько лир? Сколько стоит?
Тут же быстрый ответ и долгое разбирательство — как это перевести
в гривны. Дорого или не очень.
Торговаться обязательно!
Фиксированные цены только на входные
билеты в государственые музеи.
Остальное — рынок.
Половина старого Стамбула-рынок.
Один тихий, зачарованный,
другой горластый, бурный;
третий сверкающий;
четвертый благоухающий.
Но все рынки открыты и благожелательны к покупателю.
Тут один бог — Берем!

Все вокруг улыбчивы и разговорчивы. Говорят на русском, английском, турецком… Мы балдеем от всего этого и нам нравиться торговаться. Где же все таки базар Лалели? Спрашиваю об этом у полицейского на одном из выходов-входов в Грандбазар. Полицейский понимает вопрос и начинает объяснять, как туда пройти.

  • Это уже недалеко, пройти надо до стены университета, а там и есть рынок Лалели. Но еще один рынок на вечер глядя — это уже много и мы отступаем. Возвращаемся в порт, в Каракей, на свой пароход.
    Идем вниз, к Золотому Рогу. Вечереет. Улицы запружены машинами. Перейти к набережной Золотого Рога можно по мостику над шумящей дорогой.
    А внизу происходят занимательные вещи.

Огромный двухэтажный автобус разворачивается, перегораживая дорогу и движение в обе стороны. Раскрыв двери, впускает запоздавших пассажиров.
Все машины стоят и ждут. Все запоздавшие вошли, водитель закрыл двери и, спокойно завершив разворот, поехал дальше. Вереницы машин также удовлетворенно рассосались на дороге. Пробки нет, никакой милиции нет-все довольны, а главное-отставшие пассажиры.

Немыслимая картина для наших улиц и наших горячих голов.

Переходим по Галата-кепрюсю-Галата мосту к порту Каракей.
На набережной вечерний рыбный базар.

Рыба лежит на плоских тарелках в виде срезов днища бочек. Рыба разделана. Креветки очень большие. Все свежее. Вдоль набережной рыбные рестораны. Зазывалы очень настойчивы, даже больше, чем на рынках.
От одного уклоняешся — другой тут же налетает и тянет к себе. Лавируя между ними, добираемся до порта и поднимаемся по трапу на пароход.
Сил нет!

Глава 4 YEREBAТАN SARNICI — византийская цистерна

5 августа. Суббота. Режим тот же — подъем, завтрак, вперед!

Завтрак как всегда великолепен! Утро. Свежо и ясно. В путь!
Выходим в город. Людей еще мало. Машин побольше. Еще есть тень.
Через Галата-мост идем мимо мечети Иени в сторону Топкапы-дворца.
Вдоль линии трамвая, вдоль стены нижнего дворцового парка (оказывается в этом парке расположен зоопарк), проходим мимо скромного здания с часовым у входа и табличкой — YEREBAТАN SARNICI — византийская цистерна.

Что это такое — не совсем доходит до сознания.
Впереди слева высятся минареты Ай-Софии. Выходим наверх к остаткам древней стены. Рядом, в глубоком колодце, остатки еще одной колонны. Мы на территории уже знакомого нам ипподрома, но об этой колонне нам не рассказывали.

Рядом табличка с надписью — это остатки триумфальной арки времен императора Юстиниана, 5-й век… надпись…
…От этой арки до любого конца византийской империи одно и тоже расстояние…

Да ведь это центр Византийской империи!

Ходим вокруг. По левую руку Ай-София. По правую -Султанахмет.
Глаза разбегаются. В утреннем свете эти красавцы особенно хороши.
А еще розовые кусты вокруг, ухоженные, подстриженные под разные формы. Ряды скамеек вблизи Султанахмета заполнены людьми. Гид на русском языке рассказывает об истории религий. Здесь это как нельзя уместно. Русских-экскурсантов действительно много в этих краях. На тротуаре возле здания директората музеев план-схема расположения достопримечательностей Стамбула.
Многое мы не видели и наверное уже не успеем увидеть.

Ай-София

Султанахмет-Голубая мечеть

путешествие в Стамбул

Но что это?
На схеме значится-YEREBANAN SARNICI — undeground palace — что означает — подземный дворец.

Так вот оказывается где этот таинственный подземный дворец, о котором говорил еще в первой экскурсии Андрей в залихватской соломенной шляпе. Вот что значит любознательность — не проходите мимо всяких рекламных щитов — и вы все узнаете!
Особенно это полезно туристам.
Согласно схеме этот дворец совсем рядом с Ай-Софией.
— Да мы ведь утром проходили мимо здания с такой надписью!

Остается найти его снова.

Идем, ориентируясь по схеме, между
Ай-Софией и стеной дворца Топкапы.
Здесь внешне очень скромные, но явно фешенебельные особняки.

У входов высажены магнолии.
Тишина и чистота вокруг.

И вдруг выходим прямо к тому неприметному зданию с надписью:
«византийская цистерна-йеребатан сарниджы».

У часового спрашиваем, где купить входной билет?
Оказывается, касса располагается рядом с остатками триумфальной
арки, возле которой мы стояли и фотографировались совсем недавно.

-Ура!
Берем билет. Самые дешевые билеты из всех музеев —
— Всего 2,5 мильена! Но что же там, внизу?
То, что это нечто располагается внизу, мы поняли сразу по тому, как идет очередь перед нами — все немного наклоняли головы вперед и вниз.
Спускаемся и мы в слабо освещенную темноту и замираем от удивления и восторга. Огромное, бесконечное в полутьме пространство, с висящими в этой полутьме мраморными колоннами, уходит в глубину и вдаль. Внизу вода и в ней плавают стаи больших рыб. Рыбы необычные, незрячие, т.к. живут в темноте.

Для экскурсий проложены мостки. Люди ходят как завороженные, глядя
во все стороны сразу.

Откуда-то доносится странная музыка. Это не турецкая и не греческая. Но создает настроение какой-то отрешенности, как будто мы попали в другой, неизвестный нам мир.
Этот мир действительно нам неизвестен. Кому понадобилось сооружать такое огромное помещение, а размеры его 140 на 70 метров — это футбольное поле! — да еще и под землей. Высота этого помещения тоже впечатляет. Колонны высотой 8 метров и высокие купольные своды над колоннами.
Это все отражается в воде внизу и, соответственно, удваивается в восприятии человека. Своды и вверху и внизу, в отражении, теряются в полутьме.

Частокол огромных колонн, висящих в полутьме — вот такое впечатление от этого сооружения.
Колонн 336, одновременно видишь только часть из них.
Пространство беспредельно.
И это пространство окрашено цветными потеками на стенах и колоннах и разноцветными огнями, которые вспыхивают на колоннах по определенному ритму.
Завораживающее зрелище.
Люди ходят потрясенные.
Фотографируют.

Стрелка с надписью — Меëиззе-медуза. Идем по стрелке. По пути встречаем колонну со странным орнаментом в виде павлиньих перьев.
В колонне отверстие с нечетким круговым пятном вокруг. Мы уже опытные в этих делах. Здесь, как и Ай-Софии, та же история — вставь палец в отверстие и покрути…

Выполняем ритуал кистевращения…путешествие в Стамбул

и идем дальше — к Медузе.

Какое отношение имеет Медуза к этому сооружению?

Все идут к Медузе.
Наконец, в одном из боковых ответвлений подземелья находим две полированные колонны (кстати, остальные не полированы), стоящие
на глыбах-основаниях.

На одной из сторон глыб высечены скульптурные изображения головы

Медузы-горгоны.

Одна голова перевернута
навзничь, другая лежит на боку.

Что это означает?

Мы идем без экскурсовода и это остается загадкой.

Вокруг тесниться народ. Фотографируют все — особенно лица дальневосточных национальностей.

Один (наверное японец) очень долго в очень неудобной позе собирается сфотографировать перевернутую медузу. Мы не дождались, когда он снимет.

Щелк.

Наше фото быстрее, хотя качество наверняка похуже, но каждому свое.

Выходим из подземелья оглушенные и с блуждающими глазами.
Мы ведь могли этого не увидеть.
Но все же увидели!!!

Это самое сильное впечатление от всего увиденного пока в Стамбуле. Что еще в нем скрывается? Буклет фотографий в киоске наверху слабо передает
красоту и сказочную таинственность подземелья. Слишком все освещено и от этого пропадает бесконечность пространства. Наши фотографии также не передают необычайность этого зрелища.
Этот светящийся «мрак»… Эти бесцветные рыбы… Это надо видеть!
*Немного предположений.

Как строили это сооружение в той, седой древности?
Огромные мраморные колонны, куполообразные сводики между колонн,
плинфа — пластины, из которых сложены эти сводики.
Все это наталкивает на мысль, что сооружение строилось открытым способом — как это сейчас называют.
Выкопали огромную яму, облицовали все мраморными плитами, подвели водоток. Емкость для воды была готова. А дальше?

А дальше поставили колонны и соорудили куполообразные своды, опирающиеся на четверки колонн. Затем все сооружение засыпали слоем земли.
Кстати, территория сверху этой византийской цистерны представляет собой холмистую площадь, состоящую из чередования округлых горбиков. Эта территория похожа на крыши восточных крытых базаров. Но ведь сделана такая конструкция задолго до появления восточных крытых базаров. Значит, восточный архитектор скопировал такую конструкцию у древних византийцев.
Выходим на улицу. Машины. Люди. Все как было…

А под нами огромная пустота размерами с футбольное поле. Поразительно!
Да, насчет того, кому это все надо было строить. Да еще и в 5-ом веке. Запасы воды создавались с размахом, которому можно позавидовать и современным зодчим. Акведук, который мы проезжали в первый день, очевидно служил именно этой цели — наполнять подземную цистерну. Работа до сих пор продолжается. В цистерне есть вода.

Глава 5 «Пазар» по турецки – Праздник!


Рынок вокруг нас

Но пора вернуться в современность. Мы еще не нашли рынок Лалели. Все нам объясняют как туда идти и указывают — вперед!

путешествие в Стамбул

Идем вперед. Выходим к университету. Справа вход в Гранд-пазар.
Это мы уже проходили. На площади перед входом в университет красуется в ярких нарядах живописная группа водоносов с длинными шеями сосудов над головами.
Просим двоих из них сфотографироваться с нами. — Охотно!
Тут же наливают в полиэтиленовые разовые стаканчики немного красноватой жидкости — угощают. Вот так сервис.
— Что за жидкость?
— Вишня, вишня.

По вкусу это скорее абрикос, но пусть будет вишня — может это так
по ихнему называется. Вдруг подходит полицейский и все водоносы бросаются врассыпную. Когда полицейский удаляется, нас знаками манят подойти и просят вернуть стаканчики. Оказывается эти стаканчики многоразовые, а мы пили из них, ничего не подозревая. Где же наша осмотрительность в санитарном смысле.

Да еще в центре Стамбула! Да еще и требуют заплатить по 1,5 мильена лир…
— За бардак?
Бир мильен ве беш юз вин лира бир бардак на двоих!
Каково!
Вот это действительно бардак, а не стакан — май френд!
Мы возмущаемся такой наглостью.
За такой стаканчик чая (и вкуснейшего — заметьте)
— мы платили всего —
— Бир юз бин лира, а тут целых —
— Бир мильен ве беш юз вин лира бир бардак на двоих!
Каково!
— Но мы уже умеем торговаться и знаем цены на уличные напитки и живо выторговываем себе льготы.

А вот так выглядели такие торговцы напитками сто лет назад.
* Иллюстрации из книги Мартироса Сарьяна « Моя жизнь». Картины, которые были написаны художником в Стамбуле. Итак, сравниваем…
Впечатления Мартироса Сарьяна. Продавец лимонада, 1910 г.
Правда похоже?!

Правда, одежды не такие и сосуды другой формы. Но разве это главное? Главное – это сохранившаяся традиция разносчиков напитков! Главное-это неизменный молодой человек, нагруженный специальным образом и специальным оборудованием. Может быть тогда эти разносчики лимонада не пугались полицейских? Такой разносчик, как у Сарьяна, вряд ли убежит от неожиданно появившегося полицейского…

Но, вернемся в современность!
— Так где же все-таки этот Лалели?
Нам опять показывают вперед, но как — то не очень уверенно воспринимают словосочетание «рынок лалели». Нам опять показывают куда-то вперед и неопределенно машут руками. Уличная торговля вокруг.

За нами бегают, предлагают куртки из сомнительной «кожи», уговаривают. Кругом слышится — бир мильен! Это и по поводу носков, которые в Стамбуле почему-то продают в огромных количествах и везде и всюду — даже на набережной, даже у подножия знаменитых мечетей.
Где же этот Лалели?
— Вперед-указывают нам.
— Идем.

Вокруг торговля, магазины, вывески, толпы. Выходим на магистраль. Скорее всего это как раз та окружная дорога, которая на схеме называется «длинный асфальт» Дальше идти нет смысла — спрашиваем —
— Где рынок Лалели?
Вон там — и указывают в сторону, откуда мы пришли.
Значит — приехали,как говорят в этом случае.
Скорее всего рынок Лалели — это та уличная торговля, через которую мы прошли.

Переходим по подземному переходу с огромным подземным супермаркетом на другую сторону и попадаем в бесконечные кварталы магазинов. Здесь и одежда и бытовая техника и автозапчасти-все что пожелаете. Людей немного, в основном это зазывалы и работники магазинов.
Жара — покупателей мало.

Кое-что купив из одежды в небольшом магазинчике с обходительными продавцами, мы идем в восточном направлении, придерживаясь теневой стороны.

Я привык ходить по незнакомым улицам, ориентируясь на какие-то одному мне понятные указатели. На этот раз интуиция нас завела… в тупик двора. Оглядевшись, мы заметили в углу двора проем между домами, оканчивающийся провалом в нижний двор. В этом провале была навалена куча жужелицы. Возможно, это был черный двор котельной. Внизу, у подножия кучи сидела женщина с ребенком, а дальше виднелся выход с ее двора на улицу. Именно туда нам и надо было выйти! По пути сюда на нас удивленно поглядывали немногочисленные прохожие.

Наверное, думали – куда же это они – иностранцы, идут? Оказавшись в тупике, как-то неловко было поворачивать обратно и идти опять под этими вопросительными взглядами зевак. Нет! Вниз, вниз — мы прыгаем на кучу жужулицы, скатываемся вниз, и мимо удивленной женщины с ребенком выходим в квартал с улицами, заставленными сервированными столиками. На столиках цветы. Это квартал рыбных, овощных и фруктовых ресторанов — как следует из транспоранта, протянутого поперек улицы. Зашли в один ресторанчик заказали по стаканчику айрана. Нам приносят по длинному фужеру с белым напитком. Вкусно и освежающе. Айран — это средство против жары и жажды. И стоит совсем недорого — всего ики юз бин лира бир бардак.

  • Риджа эдерим! Са:ол! (напоминаем — пожалуйста! спасибо!)
    Из квартала ресторанов выходим к морю.

путешествие в Стамбул

Перед нами скопление пароходов, острова вдали- это Мраморное море и как раз то место, где остановился наш пароход, когда мы прибыли в Стамбул.

Это район Иеникапы. Набережное шоссе оживлено, машины летят одна за другой, подземных переходов нет. Переходим-перебегаем так, используя изученную тактику размахивания руками перед носом машин.
Получается, хотя и весьма рискованное предприятие- здесь машины остановить сложнее, чем внутри города, в тесноте улиц.

Искупаться в Мраморном море- это мечта! Мечта сбывается, да еще на фоне огромного парохода «Гранд-принцесс», выходящего из порта Каракей и скрывающегося в дымке-голубизне Мраморного моря.
Наконец ушел этот гигант из Стамбула, в субботу вместо четверга.
Вдоль берега моря идем по набережной в сторону Золотого Рога.

Налетел сильный ветер и погнал волну. Вода в Босфоре несется словно горная река, разбиваясь о крутые стенки набережной. У берега в районе Кумкапы лежит перевернутый набок ржавый пароход.
Лежит уже давно, вытаскивать его никто не собирается-дорого.

Может сам растворится в морской воде через сотню-две лет. А пока…
А пока лишь рыболовы карабкаются по его бокам да вдоль всего
побережья на отбойной стенке лежат обнаженные турки-загорают.
Женщин-загорающих на парапете нет. Они в сквериках готовят еду на импровизированных костерках или приспособлениях вроде примусов.
Кормят своих мужчин и детей. Свобода — где стою-там и мой дом!

Впереди открывается порт Каракей и стоящие у стенки пароходы.
Там Ермолова, там «Севастополь-1» (наш пароход). Перед «Ермоловой» длинный корпус стремительных очертаний с четырьмя высоченными мачтами, чуть отклонившимися назад. Это суперсовременный лайнер «Wind Song»-песня ветра из Японии. Он пришел рано утром, пассажиры аккуратной вереницей вышли на берег и тут же исчезли в городе, мигом пройдя таможенный досмотр. Очевидно они расположились в гостинице.

Лайнер удивительно красив и необычен. Паруса свернуты – вернее навернуты на реи и тросы. Разворачиваются и сворачиваются механизмами. Управление автоматическое. Лайнер парусно-винтовой.
Посмотреть бы на него во всем парусном вооружении.
Но это я отвлекся. Вернемся к нашему путешествию.

На набережной Кумкапы повсюду импровизированные тиры. Веревки с привязанными надутыми шариками украшают берег моря. Хозяева тиров-турки сами стреляют по шарикам в ожидании клиентов.
Я купался как раз рядом с одним из таких тиров и хозяин спокойно стрелял по шарикам во время моего купания, что я обнаружил, только выйдя из воды. Все нормально!
Вышли на рог Золотого Рога. Наверху Рога — дворец Топкапы.

Внизу, под дворцом, рельсовые пути. Здесь кончается Европейская железная дорога. Здесь останавливается знаменитый Восточный экспресс. Агата Кристи. Эркюль Пуаро. Все здесь пропахло духом приключений и романтики. А железная дорога очень аккуратная и совсем незаметна со стороны.
Нас снова затянуло на рынок. Вокруг мечети Иени-джами толпа.

Это субботний рынок. Толчея невероятная и очень много женщин в пальто и плотных платках. Только здесь они порывисты и оживленны, не то, что во дворце Топкапы. Весело болтают со своими спутниками, торгуются, покупают. Везде горы товаров. Отовсюду крики-бир мильен. бир мильен, беш тане, беш тане! Беш тане -это пять штук. И тут оптовая торговля.

По Галата- мосту идем в порт Каракей. Рыбаков на мосту туча. Сейчас самое время ловли. Рыбные вечерние базары ждут товар.

А в порту Каракей уже нет японского лайнера с его мачтами. Исчез как призрак, а жаль-хотелось посмотреть на него на ходу. Осталась только быстрая зарисовка на память-лайнер у стенки.
Вечером гуляем в районе Галата-моста. Прохладно. Ветерок.

Мечети и дворцы постепенно освещаются один за другим, постепенно становясь все более яркими на фоне темнеющего неба. Самое красивое освещение у мечети Сулеймана. Позднее всех зажглась Голубая мечеть. В 22 часа надо быть на пароходе. Ночью отходим.

Вернулись в назначенный час. Погрузка далека от завершения.
Вся палуба завалена паками, мешками, по бортам висят брезенты и сетки. Работа кипит. Мы ждем отправки.
Ермолова ушла в 23 часа. Заснули, не дождавшись не только отхода, но и окончания погрузки.

Глава 6 В гостях хорошо, а дома …увидим


6 августа. Воскресенье. До свидания, Стамбул

Проснулся от какого-то толчка. 4 часа утра. Подходим к Босфорскому мосту. Сзади сверкает светящаяся полоса дворцов и мечетей.
Значит мы уже идем домой. Быстро идем Босфором. Стамбул сияет огнями. И это 4 утра. 5 часов 30 минут- вышли из Босфора. Черное море впереди. Качает немного — 3 балла. Прекрасно! Уже совсем светло. До свидания, Стамбул. Можно поспать.

6 августа. Море. Завтрак в 8 часов.

Опять не все вышли в столовую — не решились.
Доктор ходит, спрашивает о самочувствии, раздает спасающие от морской болезни таблетки. Беру для своей болезной. Помогло.

Волнение вскоре улеглось. Дельфины резвятся на просторе моря. Может быть это те же, что и в начале нашего пути … Похоже!

Все остановилось. Вокруг ни парохода.

За обедом собрались уже все. Все делятся впечатлениями.

  • А Вы были в подземном дворце?
  • Да, конечно!
    -Нет?
    -Ах какая жалость!
    Это Лилия не была в подземном дворце, да и в других тоже.
    Она рассказывает о жизни в глубинке.

Оказывается они вместе с Ольгой (наши знакомые из Анадыря) провели все это время в маленьком поселке на малоазийском берегу недалеко от Стамбула. Туда они ехали несколькими автобусами и толком не знают, где же они находились. Там уклад жизни значительно отличается от стамбульского. Приехавших россиянок сразу плотно одели на манер местных женщин, чтобы морально не травмировать местных жителей. Скромное угощение. Хозяева переселились сюда недавно, их дом в Стамбуле разрушен землетрясением. Здесь они к приезду наших россиянок купили мебель.

В пятницу они все вместе участвовали в обряде посвящения мальчиков. Это очень интересно, хотя мы почти ничего не видели-рассказывает Лилия — женщины мало что видят в этих краях. Одну женщину муж вообще не выпускает из дома.
Вон тот дом, недалеко от нашего —
— Видите — в окошке белеет лицо женщины?
— Это она. Вот так все время. Ну и жизнь.

Лилия жалеет, что не осталась с нами в Стамбуле. Но упущенного не вернешь. Нельзя объять необъятное — Козьма Прутков прав!

Прощальный торжественный ужин на пароходе. Бутылка сухого вина украшает стол — команда прощается с нами. Мы по судовому телефону благодарим капитана за отличное обслуживание и, особенно за отменное питание.

На палубе все любуются тихим морем. Солнце катится к горизонту. Закат в 20 часов 20 минут. Малиновый диск совершенно без ореола быстренько провалился под воду, словно в прорезь копилки.

Будто турецкий персик лежал на горизонте и исчез. Оранжевая полоса в виде сегмента долго висела над морем, сгущаясь в цвете и темнея. Месяц светился невдалеке, звезд совсем нет. В 22 часа зажглись первые звезды, а луна медленно катилась вблизи горизонта постепенно желтея и теряя очертания. В 23 часа 45 минут луна исчезла. Не зашла за горизонт, как солнце, а именно исчезла -растворилась в темноте и море. Горизонта не видно. Все едино-небо и море. Все просто темно и звезды совсем не освещают.
Заполнили декларации. Спим.

7 августа. Море.

Утро. Вода заметно светлее. Явно близко берег.
По громкой связи объявление.
— 7 утра. Ветер северо-западный. Волнение 1 балл.- Температура 24 градуса. Прибытие в порт Скадовск ожидается в 9 часов.
Вскоре слева показался берег. Маяк. Остров Джарылгач.
Завтракаем раньше в связи с прибытием в Скадовск.
Встали к стенке в Скадовске ровно в 9 утра.
Точно, как в аптеке.

Таможню прошли в 11 часов. Таможенники умеренно строги. Двоих
иностранцев-иорданцев, правда, трясут основательно. Привезли с собой целый чемодан какого-то песка. Говорят – на память о родной пустыне. Не верят!

Автобус прибыл в13 часов- все идет по плану. Возвращаемся на этот раз через Симферополь. Жара. В Севастополь прибыли в начале восьмого. Вечереет. Солнце садится. В этой поездке все прибытия и отбытия почему-то связаны с восходами и заходами солнца.
Все утомлены, но довольны. Приятно снова очутиться дома.

Только временами качает.
— Разве мы не на пароходе?
— А жаль! Украли все же у нас полдня в Стамбуле.
— А так-все нормально!
Надо еще как нибудь съездить в Стамбул.
Спасибо фирме «Гесс и К»!

И пароходу «Севастополь 1» , который здесь, на этой фотографии.

Море Черное у берегов Севастополя не умолкает, рассказывает истории, волнами о берег бьет.

Когда же мы снова на борту теплохода отправимся в плавание, и кто нас туда опять позовет?

Мы, это:

Мурзин Лев и Людмила Лукьяненкова

Жители Севастополя

И закоренелые туристы!

 Панель управления
≡ 
 Нашли ошибку? Выделите и Ctrl+Enter
 Свежие записи на сайте

Подводная Анапа

Дайвинг в Анапе ежегодно набирает все большую популярность, что совершенно не удивительно. Подводная прелесть Черного моря в прямом смысле завораживает дайверов всего мира своей неизвестностью и таинственностью. В курортном городе функционирует несколько дайвинг-клубов, в котором работают опытные специалисты и сопроводят в удивительное морское путешествие по неизведанным черноморским глубинам. Погода и сезонность на черноморском побережье сильно […]

0
нет комментариев

Водное путешествие по затерянной в тайге Лозьве

Много рек на Урале. Каждая из них красива по-своему. Одна из них – река Лозьва. Исток ее начинается с восточного склона хребта Поясовый Камень. РЕКА ЛОЗЬВА. Путь проходит между болот Западно-Сибирской равнины по территории Свердловской области. Река Лозьва – крупный левый приток реки Тавда. Питание реки в основном за счет таяния снегов, а так же […]

0
нет комментариев
Реки России

Реки России

Рек и водоемов в России много. По водообеспечению наша страна одна из самых богатых в мире. Водные просторы занимают 12,4 % территории России. Из них подавляющее большинство —  84 % поверхностных вод  -, находится восточнее Урала. А вот во многих густозаселённых районах Европейской части России имеется нехватка водных ресурсов. Реки России относятся к пяти основным […]

0
нет комментариев
искать отель в Нячанге

Нячанг — изнанка знаменитого курорта

Нячанг — курортный городок в центре Вьетнама, очень популярен среди туристов, а особенно у славян, поскольку находится на побережье Южно-Китайского моря и по ценовой политике порой даже дешевле чем Крым или Египет, зато вот по ощущениям и впечатлениям гораздо ярче. Хочется рассказать про несовсем традиционные развлечения в Нячанге. Достопримечательностей здесь вдоволь, на пляжи например не […]

10
1 комментарий
Наверх
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*

Генерация пароля