Каждая поездка в Белоруссию заполняет золотые места в памяти, можно сказать, что становится легендарной.

Во-первых, Беларусь зелёная. Именно это слово. Зеленые леса, зелёные поля и поляны. Во-вторых, как ни странно, в убитой Германией Белоруссии очень много достопримечательностей. Что-то сохранилось, что-то восстановили.

Память о Великой Отечественной войне жива и сильна. И память, и скорбь, и гордость – всё так и должно быть.

Кроме достопримечательностей и памяти, в Беларуси есть круизный теплоход «Белая Русь», на сегодняшний день это первый и единственный круизный теплоход в стране.

«Белая Русь» – двухпалубный теплоход, построенный на судостроительном заводе в Пинске в 2016 году, специально для маршрутов по Беларуси. Именно благодаря своим небольшим размерам теплоход может совершать круизы по Днепровско-Бугскому каналу и рекам Мухавец, Пина и Припять. На теплоходе 16 кают в 4 классовой компоновке, вместимость – 30 человек. Во время круиза обслуживание на борту происходит по системе «всё включено». К услугам гостей панорамный ресторан, бар, площадка для отдыха с удобными диванами, а также бесплатный Wi-Fi. Wi-Fi важен очень, поскольку интернет в этих дивных местах поймать невозможно.

Наш круиз начинался в Мозыре, заканчивался в Бресте

До Мозыря приехали на машине. В Мозыре заказала ранее отель «Припять» с парковкой для машины на время круиза. Отели в Беларуси прекрасны тем, что легко и за те же деньги можно снять двухкомнатный номер. Одна ночь – перед круизом, вторая ночь – при возвращении. Из Бреста до Мозыря планировали вернуться на поезде.

Гостиница в восемь этажей, персонал нетороплив, но приветлив.

— А хотите номер лучше? И завтрак в подарок?

— Хочу!

Дороже вышло на 200 российских рублей, а удовольствия на пару тысяч. Самый верхний этаж с видом на реку Припять, по которой поплывем завтра. И бонусом вид на закат.

День первый

У причала мы оказались за два часа до посадки на теплоход. Причал надо видеть своими глазами: недостроенное здание спасательной станции, за ней теплоходик, от заросшего склона к теплоходу переброшены кривые доски. Чуть в стороне у дороги стоит ПАЗик, там можно оставить вещи и посидеть. Или походить.

Чемодан мой, разумеется, немедленно внёс свою лепту в общий праздник — сдохло колесико. Потому волочь его по мощёным плиткой дорожкам было особым удовольствием.

Муж не пошёл никуда. Остался сидеть над чемоданами. Я сходила за разливным квасом, вернулась. Покурила. Посидела. Постояла снаружи. Еще посидела. Еще покурила.

Плавно стал подтягиваться контингент. Лицо у мужа также плавно стало вытягиваться, ибо он явно ожидал не когорты престарелых тетушек, разбавленных тремя преклонными экземплярами мужского пола и одной удочкой.

26 человек на кораблике. Тётушки нервничали и огрызались, время плавилось под солнцем, кораблик стоял у берега и штурмом брать его не хотелось.

Пускать стали в два. Вот и каюта, неожиданно оказавшаяся вполне приличной. Развернуться можно, душ, шкаф и холодильник есть. А главное в каюте оказался кондиционер! Всё, мучения от непривычной белорусской жары кончились.

Только разобрали вещи — наступило время обеда. Система «всё включено», опять же по-белорусски. Обед и ужин накрывают, без излишеств, но вкусно. Завтра — шведский стол, из кофемашины кофе за деньги. Включён в систему только растворимый. А вот напитки удивили. Вино белое и вино красное — в коробках, полусладкое, минского производства из молдавского винограда. Две наливки «на коньяке», одна водка и пиво. Пивом муж доволен.

После обеда пошли на экскурсию в мозырский замок. На гору. Мозырское городище и замчище XII-XVII вв. составляет историческое ядро города, эта территория является первоначальным местоположением летописного Мозыря и впервые упоминается в Ипатьевском списке «Повести временных лет» в 1155 году.

В башню слазали, сбежав от экскурсии. Из дерева всё. Мечи, сабли, моргенштерны и алебарды. Во дворе муж увидел как бы пушки — ага, они тоже деревянные оказались. Бревна, облитые не то смолой, не то гудроном.

Сам замок — реставрация, само собой. После фашистов остались развалины и руины — даже из камня. А тут дерево. Колодец — живой. На крышке питьевой фонтанчик. И попить, и облиться.

Ушли в музей. Болтали с тетушками, сидели на их стульях. За это отправили соболезновать их чучелкам. Чучелки совершенно в заброшенном виде, лис вполне себе конкурент тому давнему мэму из интернета. Птичка позавчера с дуба рухнула — так и лежит в витрине под деревом. Денег нет у музея, это вам не Сула с ее аттракционами. Диорамы из древней жизни великолепные — еще советских времен, как было сказано.

И — отдельно — афганский зал…

Сбежали от экскурсии окончательно, вернулись на теплоходик. А в каюте прохладно! А в каюте душ!

К ужину пришла в себя. Ну, почти.

После ужина концерт. Трио «Классик». Гитара, скрипка и поющая дама. Скрипка хороша, конечно.

А на реке закат разливается розовым золотом. Медленно-медленно…

День второй

Утро началось с 7:30. «На завтрак же не успеем,» — сообщил муж. А спалось так сладко — впервые за много дней.

В 7:40 из динамика раздался голос администратора Виктории, но уже было поздно.

Завтрак — шведский стол. Хороший, обильный, с доплатой только за нормальный кофе. Но все хотят же сразу, потому на раздачах завтрака толпы. Как можно содеять две толпы из 26 человек — осталось загадкой. Тем более, что через десять минут все рассосались.

 

Первым пунктом экскурсионной программы — посещение усадьбы деда Талаша, легенды здешних мест, командира партизанского отряда.

К экскурсии прилагались его избы, а в первой избе заодно и краеведение быта старого Полесья. Внезапно обнаружилось, что командиром партизанского отряда дед Талаш был в войне с поляками, не сразу дошло, что это были белополяки. Когда в Петриков пришли красноармейцы, дед упросил, чтобы его взяли добровольцем и пошел служить в 417 полк разведчиком. После войны партизан возглавил Новосёлковский сельсовет. И приобрел известность уже даже не на уровне республики, а всего Союза. Писатель Якуб Колас описал его деятельность в повести «Трясина».

Дальше ещё интереснее. Талаш прожил 102 года, партизанил против немцев. В такие-то годы партизанить? Конечно, да, если ты Талаш. Дед, не желая подводить семью под монастырь, сымитировал собственную смерть (утонул, дескать) и благополучно сбежал в лес. Но, учитывая более чем солидный возраст знаменитого партизана, товарищи подобрали для него другие посильные задачи для перенаправления кипучей энергии. Он обучал молодежь, вел агитработу, собирал боеприпасы и оружие. В 99 лет был в Москве, встречался с разными людьми, выступал перед солдатами и рабочими, принимал участие в съемках кинохроники. Там Василия Исааковича наградили новым орденом взамен отобранного немцами. На снимках ну никак не тянул на свой почтенный возраст. Минус двадцать лет — ещё можно поверить. Когда Беларусь освободили, Талаш вернулся домой. Ему посчастливилось дожить до Победы. Тихо скончался неугомонный старейший партизан на 102 году жизни в больнице. Легенда как есть.

Произведение искусства напомнило творение Остапа Бендера.

Возвращались обратно по нежнейшей белорусской пыли (дважды пришлось вытряхивать из туфлей буквально пригоршни. Тут бы в кайф босиком — да вдруг какие осколки цивилизации окажутся под ногами.

В 15 часов нагрянула вторая экскурсия — Припятский национальный парк, объявленный в программе как «автомотосафари» в Лясковичи.

Автобус в самом деле стоял у берега (пристанью всё это назвать язык не поворачивается). Довез до музея. Музей в самом деле шикарный, сравнимый разве что с Арктикумом в финском Рованиеми. Огромное современное здание, шесть залов.

Чучела — достойные. Почему-то в Белоруссии в музеях акцент делается именно на чучелах, столько за всю предыдущую жизнь не видела.

Мышкующий лис прекрасен. Но это он ещё «мышь» не разглядел, полагаю. Впрочем, возможно, как раз разглядел. И отскакивает с перепуга.

Потом нас повезли в заповедник.

Сафари началось с посещения капища. Само собой, новодела, весьма приблизительного, да ещё и до которого надо было прилично идти пешком по +33. Ленточки раздали — повязать и загадать желание, еле отбилась. Ленточки, развешанные по заповедным (хм) деревьям, живо напомнили Таиланд, монахов и наших русских туристов, размашисто крестящихся на статую Будды.

В поезд для автосафари русских не пускают, дескать, пыльно. Потому нас снова подобрал душный автобус и повёз по лесным дорожкам искать зверьё.

Повторяю: +34. Лес, кондиционера нет, окна и люки открываются щёлочками, скорость — от силы 3-4 км/час. После первого замеченного вдали оленя, наплевав на безопасность, открыли двери.

Оленей видели десятка два, с десяток косуль, одного нахального зайца, гусей и ручного оленя Кузю. Которому было не до нас — на противоположной стороне загона бегала собака и Кузе она была гораздо интереснее людей. И кто может осудить Кузю за его выбор?

По маршруту «не паровозика» была остановка — скульптуры из дерева персонажей славянских мифов и избушка бабы Яги. С обитателями — две девицы выскочили на дорогу. Одна кикимора лесная, очень миловидная, вторая — собственно баба Яга с приставленным целлулоидным носом. Думаю, дети были бы в восторге.

— Баба Яга — бухгалтер наш, — сообщил водитель, — а кикимора — экономист. Мы же на самоокупаемости, лишних в штате нет.

Экскурсии в Беларуси

После заповедника нас всё так же медленно провезли по деревне, показывая гнезда аистов — в этой деревне больше трёх десятков гнезд. И в конце концов вернули на корабль.

Душ! Кондиционер! Вода, кажется, даже зашипела.

Сейчас за окнами гроза с ветром и дождем, вай-фая в каюте нет, теплоход идёт в Туров. Низкие зелёные берега проплывают мимо. Деревья у самой воды, серые тучи над водой. Красивая земля и вода, соединенная и перемешанная друг с другом.

А потом наступила ночь.

День третий

Туров.

Туров — один из важных древнерусских городов — впервые упоминается в 980 году в Повести временных лет. Туров был центром Туровского княжества, которое основали дреговичи — предки современных жителей Полесья, название которых, скорее всего, однокоренное с белорусским словом «дрыгва» (трясина), и напоминает о большом количестве болот в этом краю (полешуков называли не только лесными, но ещё и болотными жителями). В территорию княжества, которое также называют Турово-Пинским (Пинск был в нём вторым городом) входило Полесье, а также юг современной Минской области. В 1340 году Туров был присоединён князем Гедимином к Великому княжеству Литовскому, и на этом времена могущества Турова закончились. Хотя укреплённый детинец существовал ещё несколько столетий.

Памятник Кириллу Туровскому, древнерусскому философу и ученому, был установлен на Замковой горе 11 мая 1993 года. В левой руке епископ держит книгу с выгравированным крестом на обложке, правой рукой указывает на эту книгу. За фигурой находится крест византийской формы. Кирилл Туровский вошел в историю как церковный деятель и просветитель, один из первых затворников на Руси. В Беларуси почитается как святой.

В городе Турове населения 2700 человек. На это количество имеется:

1. Развалины древнего кафедрального собора громаднейших размеров — он не уступал по величине Киевской и Новгородской Софиям. Видимо, это его и погубило — в 1230-м году, еще до монгольского нашествия, храм был разрушен землетрясением в Карпатах. Развалины закрыты куполом, раз в год там проводится служба с участием патриарха Кирилла. Деньги дали областные власти.

А княгиня подмигивает. Вообще иконы в Турове невероятны именно живостью своей.

2. Две проявившихся иконы. Одна висела половинкой ворот в церкви при маленьком кладбище, вторую принесли в другую кладбищенскую часовенку — на доске бочка с водой стояла.

Выражение лика на иконе удивительное.

3. Растущие из-под земли каменные кресты. Один раньше вылез, другой недавно плечики оформил. По легендам крестов таких было двенадцать. Мы видели четыре.

Самый известный крест можно найти на Борисоглебском кладбище, самом древнем кладбище Турова, предположительно основанным в XI веке на берегу реки Язды. Существует предание, будто на этом островке Ярослав Мудрый похоронил своих братьев Бориса и Глеба, убитых Святополком.

В конце 1990-х из болота стал подниматься каменный крест. У него выщербленная поверхность и закруглённые концы. Сегодня он продолжает «расти» из-под земли. Явление это объясняется проседанием почвы и высыханием болота.

Внутри часовни-каплицы во дворе Кафедрального собора святителей Кирилла и Лаврентия Туровских находится двухметровый каменный крест X века. Ранее он находился в церкви Всех Святых, но был перенесён на территорию главного храма города.

Растущие из-под земли каменные кресты – легендарные достопримечательности города, привлекающие любителей истории и археологии. Туровские кресты — почитаемая православная святыня, поэтому сюда часто приезжают паломники.

4. Красная площадь.

Многовато получается.

Кроме всего перечисленного у развалин собора в краеведческой экспозиции стоит бюст женщины из рода древлян, копия работы Герасимова, который из найденных черепов восстанавливал облик человека. Ареал обитания древлян аккурат Оршу захватывает, получается, черты рода.

Иконы Турова, крохотная часть.

Кроме исторических памятников и реликвий, в Турове есть Туровский молочный комбинат. Предприятие основано в 2010 году, а запуск производства и первые отгрузки готовой продукции состоялись в мае 2013 года. В январе 2018 года был осуществлен запуск второй производственной очереди комбината. В 2021 году на комбинате были увеличены мощности по производству сливочных сыров. Установлены линии по переработке и сгущению сыворотки. В настоящий момент мощности Туровского молочного комбината рассчитаны на переработку 700 тонн молока в сутки. В брендовом портфеле комбината три бренда: Bonfesto, «‎Басни о сыре» и Bonfesto Cooking. Нам повезло с экскурсией по сырным цехам и дегустацией готовой продукции. Вкусно, очень. С тех пор в магазинах, выбирая сливочный сыр, всегда смотрю, кто его произвел.

Так же есть Туровский консервный комбинат, основанный в 1951 году, который производит консервированные овощи и плоды.

День четвёртый

Пасека

Сегодня день прохладительный. Зелёная стоянка — в лесу, по плану барбекю под сенью деревьев, однако в последний момент барбекю случилось на теплоходе, ибо комаров — как того угля: мелкие и много.

После обеда проходили шлюз, интересно. Пришли в деревню Качановичи с запланированной экскурсией на пасеку «в глубинной деревне». Пасечник в народной рубашке встретил у причала.

Экскурсии в Беларуси

И началось… Жара, комары, домики, утонувшие в деревьях. И мягкое журчание пасечника.

Наконец дошли до его усадьбы. Это надо видеть. В общем, облом. Все мои мечты о белорусском мёде с треском разбились об аккуратно напечатанные цитаты. Белорусский настоящий мёд застывает словно льдинками в общей массе, другого такого мёда не пробовала нигде.

— Почему мёд жидкий? Этого года сбор?

— У меня фирменная медогрейка, 40-50 градусов держит.

Ну-ну.

— А попробовать можно?

— На столах стоит с маточкиным молочком и липовый.

Липовый — никакой, да ещё и гретый. С маточкиным молочком — взяла как сувенир.

Далее было долгое разглагольствование о собственных достижениях на медово-философской ниве, демонстрация ульев древней конструкции на сосне, рассказ о медвежьих привычках.

— У нас и зовут медведь, на Украине ведмедь — значит, мед любит. А в Польше неправильно — недведь, услышали не так. А белый — вообще не медведь, он же мед не ест.

— Так он и не медведь, — это я.

Затык. Удивлённые глаза.

— Почему медведь живет в берлоге? — снова я. – Он бер, тотем славян. А медведь, ведмедь, косолапый — иносказание, чтобы не призвать ненароком.

Дяденька задумался, что позволило группе благополучно улизнуть обратно на корабль.

День пятый

Итак, вчера была гроза. На полночи и утро. С утра посетили фабрику трикотажа «Полесье» в Заполье. Свитер оттуда, дождавшись морозов, согревает каждую зиму.

Первые упоминания о Пинске относятся к 1097 году — здесь жили племена дреговичей. Название города происходит от имени левого притока реки Припяти — Пины. За свою историю Пинск побывал в разных странах: Киевская Русь, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Российская империя (XIX век), Украинская Народная Республика (1917—1920), Польская республика (1921—1939).

Во время Великой Отечественной войны Пинск был под оккупацией немецко-фашистских захватчиков. За эти годы (с 1941 по 1944), город вновь был разрушен и ограблен. Многих его жителей уничтожили или сделали военнопленными, согнав их на каторжную работу в Германию. Массово свозилось оборудование с пинских заводов и предприятий, сами заводы уничтожались и подрывались. В Пинске было гетто, которое гитлеровцы уничтожили в октябре 1942 года. В 1944 году Пинск освободили советские войска. После войны город пришлось восстанавливать почти заново.

Иезуитский коллегиум (постройка 1631 года). Во дворе коллегиума — трактор-памятник. В здании разместился Музей Белорусского Полесья и детская хореографическая школа.

 

Рисовать карикатуры раньше умели гораздо лучше.

Бывший монастырь францисканцев с Собором Вознесения Девы Марии — один из самых больших архитектурных ансамблей Белоруссии стиля барокко.

Далее привожу небольшой список памятников истории и архитектуры Пинска (на самом деле список гораздо длиннее).

  • Дворец Бутримовича.
  • Костёл Барамеуша.
  • Городище (XI—XIII вв.).
  • Парк Лещанский (XVIII в.).
  • Пинский костёл св. Станислава.
  • Костёл Карло Борромео — памятник архитектуры конца XVIII века, принадлежал монашескому ордену братьев-миссионеров святого Карло Борромео. Постройка 1770—1782 годов в стиле барокко. Сейчас — городской концертный зал.
  • Православный храм «Воскресения Словущего».
  • Свято-Феодоровский собор.
  • Часовня (XVII в.)
  • Варваринская церковь — бывший бернардинский костёл (1786).
  • Синагога (1900)
  • Башня-звонница (начало XIX век).
  • Первое здание почты (конец 1920-х годов).
  • Синематограф «Казино» (1912 год), ныне Полесский драматический театр.
  • Мемориал на месте массовых убийств евреев Пинска во время Холокоста.
  • Мемориал на месте массовых убийств евреев пинского гетто во время Холокоста.
  • Памятник-самолёт Су-27П

Ночевали в Пинске.

День шестой

Утром облака раздвинулись, и мы поехали на автобусную экскурсию через Дубое и Иваново, где стоит памятник Наполеону Орде (не подумайте плохого: это человек. Художник, писатель, поэт, учитель).

Посетили Мотоль, музей народного творчества, в котором не были — не поверите — ни одного чучела, а были предметы быта и песенный коллектив, где женщина азиатской внешности управлялась с бубном круче любого шамана. Мне рассказали про лён, подробно и не торопясь, от момента сбора до выхода ткани. А после устроили чаепитие с плюшками и мёдом. Мёд был не в пример той цитатной пасеки — настоящий. И чай с мятой и липовым цветом — тоже настоящий.

Экскурсии в Беларуси

Липа в Белоруссии колдовская, запах её накрывает неожиданно — и вертишь головой, пытаясь обнаружить цветущее дерево.

После Мотоля состоялась вторая часть окультуривания — село Достоево, откуда пошёл род Достоевского. И, естественно, музей Достоевского. Музей на третьем этаже средней школы. Два зала — тоже по краеведению, третий — собственно о Достоевском. Собрано бережно, с любовью. Для села и школы, в которой учится меньше сотни ребят, уровень удивил.

Погода разгулялась, солнце прижарило на совесть, потому барбекю состоялось не на корабле, а на свежем воздухе. И снова песенное трио, современное, не народные промыслы с замечательными голосами.

Только успели поесть, собрать тарелки и вернуться на теплоход — разверзлись хляби небесные. Полились сверху дождевые реки в грохоте и блеске. Выспалась зато, пару часов сладких снов поймала под шум дождя. Роутер и телевизор вырубило напрочь до самого утра.

А в реке отражалась звезда. И кувшинки прятались не то от грозы, не то от теплохода так шустро, словно кто за стебли дёргал.

День седьмой

Утром то солнце, то дождь. Череда шлюзов, прохождение водораздела.

В полчетвертого пришли в Кобрин. Во время фашистской оккупации жителей сгоняли в гетто и концлагеря, а сам город берегли для фашистов. Потому и уцелели в городе улицы и дома прошлых веков. Еврейское население, которое составляло почти половину жителей города, было сначала собрано в гетто, а затем безжалостно уничтожено. Весной 1943 года усилилось советское подпольное и партизанское движение в Кобрине и его окрестностях.

Кобрин под немецкой оккупацией находился 1124 дня. После занятия города Красной Армией в нем насчитывалось около 8 тысяч жителей. За очень короткое время был приведен в боевую готовность аэродром, на котором расположился 149 истребительный полк. В этом полку служил Арсений Иванович Морозов; в первые дни войны он был рядовым. В Кобрине Морозов был заместителем командира эскадрильи. На его счету было 149 боевых вылетов, 10 воздушных боёв, лично сбил 15 самолетов противника. 27 июля, когда начались бои на подступах к Бресту, Морозов получил задание разведать места сосредоточения гитлеровских войск и их пути отступления. Это был его 150 боевой вылет. Возвращаясь на аэродром, на одной из переправ Морозов, заметив большую группировку вражеских войск, направил самолет на переправу и начал ее обстрел. Немцы бежали и обстреливали самолет. Морозов был смертельно ранен. Из последних сил он добрался до аэродрома и посадил самолет. Когда его товарищи подбежали к самолету, Морозов был уже мертв. Посмертно его удостоили звания Героя Советского Союза.

В 16:00 экскурсии по городу, в музей Суворова и в музей имени Суворова. Во втором музее оружие настоящее, не реконструкты. И не всё под стеклом. Успела прикоснуться к немецкому двуручнику-фламбергу — изюминка дня.

Карикатуры – прекрасны!

Только вернулись на корабль — снова пошёл дождь.

Ужин сегодня празднично-прощальный. Экипаж пытался петь, капитан сказал речь — и о дружбе народов тоже. Быстро пролетел круиз. Завтра Брест, высадка, экскурсия в Брестскую крепость, трансфер на вокзал. На поезде ночью должны приехать в Калинковичи, оттуда снова в Мозырь, наутро на машине в обратный путь.

День восьмой. Брест

22 июня

Три недели в Белоруссии. Каждый камень здесь полит кровью… Эхо войны в каждом селе, городе, музее.

Вечная память нашим героям, советским людям, остановившим, выстоявшим, поднявшимся, защитившим.

В 9:00 утра высадка. Автобус везёт группу в прощальный тур в Брестскую крепость. В крепости мы уже были, все траурно-торжественные мероприятия к утру закончены. Но чемоданы-то вместе с колесиками грузят в автобус и трансферят потом на вокзал!

Высадили нас у ж/д музея, автобус поехал с чемоданами в крепость. А музей закрыт до 10:00. Время 9:10. У Холмских ворот надо быть в 11:00. Побродили вдоль забора, приметили переход через шоссе к крепости. И тут подъезжает автобус. С туристами из Гродно. Опоздавшими.

— А можно с вами?

Разрешили, посочувствовав желанию насладиться видом паровозов. От группы мы откололись сразу. Изучили экспозицию, музейчик с макетом железной дороги, выпили кофе, дожидаясь хотя бы 10:10.

Потом пешком дошли до Брестской крепости, где всё ещё бродила группа, дальше путешествовали уже с ними.

https://www.youtube.com/watch?v=4DtGDR0QuzM

Крепость заставляет что-то в душе притихнуть, словно тени защитников по-прежнему присматривают за этим местом. Скорбь и гордость — серебристый сплав с влажным блеском. Беларусам удается обойтись без бряцания пафосной позолотой. Здесь у каждой семьи свои герои и свои могилы, зачастую братские.

…как в Бресте. Вырыли котлован для элитного дома на Советской улице — а там кости. Вызвали специалистов, собрали. 1247 людей расстреляно было на этом месте! Еврейское гетто, выкорчеванное нацистами. Строительство замерло, само собой.

Брест — красивый и чистый, иначе и быть не может. После крепости нас возили по памятникам, рассказывали историю и истории. Прекрасный гид. Отвезли на вокзал, привели в камеру хранения, снова отвезли на Советскую улицу.

И попрощалась с нами Елена после рассказа о фонарщике и показа бронзовой карты кварталов.

Дальше сами. Погуляли, поели, пришли на вокзал, дождались поезда Брест-Витебск.

В Бресте успели все, даже поесть вкусно и неторопливо последних драников на улице Савецкой.

Экскурсии в Беларуси

Продолжение длинного дня

До Калинковичей ехали в плацкарте. Восемь часов ехать. Лежать жарко, когда сидишь — обдувает ветерок из открытого окна. Кайф.

Часа за два до Калинковичей заснула. Проснулась от того, что дождь на макушку льет. Тоже кайф. Люблю грозы.

В Калинковичи приехали вместе с грозой и ливнем. Час ночи, у вокзала ни одного такси. И не вызвать — Яндекс не обслуживает, в местных такси машины заняты.

Вдруг рядом стоящая тетенька предложила поехать в Мозырь вместе, цену пополам. Она сообразила вызвать такси не из Калинковичей, а из Мозыря. Минут десять ещё подождали и, сопровождаемые завистливыми взглядами мокнущих на крыльце, уехали вчетвером на черном мерседесе. По дороге мне рассказали про цены на квартире в Мозыре, сопоставимые с домашними, и настойчиво предлагали переехать к ним жить.

В отель заселились быстро, в тот же двухкомнатный (вот оно счастье!) номер с видом на реку, как я и просила. В три часа ночи спать легли, в 7:30 встали.

В момент выезда хлестанул ливень. Так и поехали.

 



Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 10

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Автор публикации

не в сети 10 часов

Suanta

Комментарии: 11Публикации: 8Регистрация: 11-11-2023