Мы отправились в местечко Sandy Hook (Песчаный крючок), что в штате Нью-Джерси, поскольку нам сказали, что с тамошнего пляжа видна статуя Свободы: вдается сей малюсенький полуостров в залив, омывающий Нью-Йорк, и смотрит прямо на Coney Island (Кони-айленд).

Карта Нью-Йоркского залива

Карта Нью-Йоркского залива

Вид на Сэнди Хук с самолета

Вид на Сэнди Хук с самолета

Проехав до оконечности полуострова, мы обнаружили бывшую ракетную базу, по развалившимся бункерам и батареям которой прыгали коричневые кролики и суслики. До сих пор участки берега огорожены и утыканы грозными надписями «Осторожно, зона высокого загрязнения» (не бумажками и бутылками, а вредными веществами, конечно). Состояние базы живо напомнило Зону из фильма «Сталкер».

Депеша № 90 о пляже на военной базе

Депеша № 90 о пляже на военной базе

Депеша № 90 о пляже на военной базе

В период «холодной войны» форт Хэнкок сохранял военное значение в качестве базы снабжения для зенитных батарей в штатах Нью-Джерси и Нью-Йорк. В 1954 году на вооружение поставили зенитные ракеты «Аякс» и «Геркулес», предназначенные для перехвата реактивных самолетов, летающих на большой высоте.

С появлением Межконтинентальных баллистических ракет вся система противовоздушной обороны утратила свое значение, поскольку создать эффективное противоракетное орудие на то время не удалось, договор между США и СССР об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСНВ-1 был уже подписан, и в августе 1974 года 16-ая противовоздушная артиллерийская группа в форте Хэнкок была расформирована.

Подробную историю военной базы сейчас описывать вам не буду, сообщу лишь, что в небольшом краеведческом музее, расположенном в одном из сохранившихся зданий базы мы узнали интересные факты из ее истории.

Начало освоению полуострова положило строительство маяка. Из-за мелководья и банок корабли могли войти в гавань Нью-Йорка только по узкому извилистому проходу вдоль Сэнди Хука. В 1764 году появился маяк, на содержание которого взимали корабельный сбор (по 3 пенса за тонну вместимости).

Маяк на Sandy Hook. Один из самых первых маяков в США

Маяк на Sandy Hook. Один из самых первых маяков в США

Во времена Американской революции за маяк шла беспощадная борьба между американскими патриотами и лоялистами, которых поддерживал британский флот. После войны за независимость (1776–1779 гг.) и войны 1812 года между Британией и США, последние осознали значение постоянных фортификаций для защиты своих морских портов и уделяли много внимания и средств для укрепления форта Хенкок на полуострове Сэнди Хук.

Кроме того, равнинный характер местности, хорошее водное и ж/д сообщение, близость к крупному индустриальному центру и в то же время удаленность от населенных пунктов сделали Сэнди Хук идеальным полигоном для испытаний новых видов артиллерийских орудий (пулеметов, полевых орудий, гаубиц), снарядов, пороха и запалов. Прошедшие испытание модели запускали в массовое производство, а уже все произведенные экземпляры проходили на полигоне Сэнди Хук испытание перед отправкой в действующую армию. Старые фотографии музея вполне наглядно иллюстрируют масштабы деятельности полигона и его складских сооружений.

Испытание нового орудия

Испытание нового орудия

Наряду с полигоном в 1890 году США начали строить камуфлированные бетонные батареи для мощных пушек. Ввиду особого значения порта Нью-Йорка, первые бетонные батареи соорудили на Сэнди Хук. Военные построили первую и единственную батарею с паровым двигателем. Именно на Сэнди Хук соорудили и первую мортирную батарею в 1894 году, спрятанную в четырех бетонных шахтах. Траектория движения снарядов позволяла бить по вражеским кораблям сверху.

Первые бетонные батареи

Первые бетонные батареи

К началу Второй мировой войны в форте Хэнкок было сооружено несколько зенитных батарей. Однако смена тактики и изобретение новых мощных видов вооружений в период войны привели к тому, что сама концепция защиты морской гавани с помощью тяжелой артиллерии устарела. Форт в основном служил перевалочной базой для отправки войск на европейский театр военных действий и возвращения с него. Помимо базы в форте располагалась штаб-квартира обороны гавани Нью-Йорка с населением в 12 тысяч человек и гауптвахтой для военнослужащих, совершивших преступления за границей.

Ныне форт Хэнкок напоминает город-призрак: часть зданий используют около дюжины организаций океанологов и экологов, но батареи поросли кактусами и иной растительностью, из труб офицерских домов по большей части произрастает кустарник, на одной трубе свили гнездо ястребы.

Офицерские дома разрушаются

Офицерские дома разрушаются

Для любопытствующих туристов сохранили маяк, один из офицерских домов и гауптвахту. Вдоль побережья залива стоят 18 домов, которые предназначались для семей офицеров.

Лена перед офицерскими домами

Лена перед офицерскими домами

На рубеже 18-19 веков в немногочисленной тогда армии США каждому женатому офицеру, даже младшему лейтенанту, полагался отдельный дом. На первом этаже дома-музея с обстановкой времен Второй мировой войны – гостиная, столовая, кухня и кабинет офицера с отдельным входом, чтобы посетители не мешали семье.

Кабинет офицера

Кабинет офицера

На кухне стоит холодильник 1920-х годов с холодильной установкой на верхней панели-крыше (табличка гласит, что агрегат находится в рабочем состоянии). Отопительные чугунные батареи, явно более раннего периода, поражают своей изобретательностью и утраченной позднее функциональностью: либо над ячейками, либо между ячейками специально предусмотрен шкафчик с полками для подогрева пищи или для сушки одежды. На втором этаже – спальня, ванная и детская, а третий отводился денщику и прислуге. Жены офицеров не работали, поэтому занимались собой (шляпки, белые перчатки), но строго по чину мужа, независимо от собственного происхождения и образования. Крупным событием в жизни гарнизона стало издание женами кулинарной книги в конце 1960-х годов.

Холостые офицеры жили в отдельном доме (его еще не реставрировали, поэтому не ясно, в каких условиях они жили), а рядовые – в 4-х бараках по 80 человек.

Перед бараками для рядовых

Перед бараками для рядовых

Весь полуостров отошел Службе национальных парков, но к 1990 году стало очевидно, что Сэнди Хук не получит денег налогоплательщиков. Тогда и было создано государственно-частное предприятие, которое планирует восстановить около сотни зданий и использовать их в целях образования, досуга и научных изысканий в основном за счет долгосрочной аренды. В парке отведены места для купания, рыбалки, серфинга, есть ресторан, проводятся экскурсии по форту.

Однако работы еще много и предупредительные надписи гласят, чтобы граждане не подбирали гранаты и снаряды (если попадутся), не лазили по батареям, равно как не спускали собак с поводка в период гнездовья птиц и не нарушали покой дикой фауны и флоры (в частности, в целях самосохранения не хватали колючие кактусы и научились распознавать восковой трилистник ядовитого плюща – ядовитого настолько, что уничтожают его специальные бригады в костюмах химзащиты).

С берега открывается великолепный вид на Манхэттен и Эмпайр-стейт билдинг, но статуя Свободы не видна – ее закрывает Стэйтн айленд. Зато виден красивый мост Верразано, что ведет из Бруклина на Стейтэн айленд. День был ясный, и многие приехали с подзорными трубами просто полюбоваться картиной.

На заднем плане вдалеке виден красивый мост Верразано

На заднем плане вдалеке виден красивый мост Верразано

При сильном увеличении можно рассмотреть Манхэттэн

При сильном увеличении можно рассмотреть Манхэттэн

Мы же воспользовались возможностью последний раз в сезоне искупаться, пока вода была еще теплой (в заливе вода остывает медленно).

На пляже Сэнди Хук

На пляже Сэнди Хук

Есть на Сэнди Хук и пляжи со свободной формой одежды или без нее. Таким образом, на пляже можно обнаружить не только боевые отравляющие вещества, но и обнаженных «загоральщиков»

Депеша № 90 о пляже на военной базе

Довольно случайно мы обнаружили «золотое дно»: в лавке у форта продавали устриц по 35 центов за штуку – аттракцион небывалой щедрости! Вся наша компания в 5 человек стала определяться: сколько устриц достаточно, чтобы «наесться от пуза», но «не переесть навсегда». Сошлись на 18 устрицах на 1 голову. Лена с Наташей пошли покупать 90 штук. Продавец – мексиканец – на запрос Лены на английском (ninety) принес 19 устриц. Тогда Наташа назвала цифру по-испански «noventa», и продавец уставился на них, как на сумасшедших. Впрочем, принес коробку на 100 раковин. По 7 долларов с носа за 20 штук – мы не верили своей удаче.

По возвращении разошлись по домам морозить лед. Вечером на бэкъярде я и Женя овладевали навыками открывания устриц – намучились.

Торжественное вскрытие устриц

Торжественное вскрытие устриц

Разложили на подносах со льдом устрицы на три стола, и казалось, что это стол Алисы в стране чудес, за которым можно было пересаживаться к еще не съеденным устрицам. Конечно, больше такой пир вряд ли повторится.

С призывом «Перекуем военные базы на пляжи!»

image_pdfСохрани себеimage_printПечать
0

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

Alexander Ananiev

30
Комментарии: 0Публикации: 51Регистрация: 18-01-2022