[Моя мама – Ираида Ивановна (И.И.) осенью 2004 г. опять гостила у нас в Нью-Йорке и тоже регулярно информировала друзей и родственников о своем и нашем житье-бытье. Ее письма еще интереснее, чем мои очерки, потому что это взгляд на Америку того поколения, которое вышло на пенсию еще при советской власти, так никогда и не побывав за границей. Мировосприятие того поколения хорошо формулируют И.Ильф и В.Петров: «…Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город — это Шепетовка, о которую разбиваются волны Атлантического океана». И вдруг представитель этого поколения оказывается сразу в «городе желтого дьявола» и убеждается, что заграница — это не миф о загробной жизни. Поэтому мы просили И.И. подробно записывать свои впечатления. Это у нас называлось «Отчет о проделанной работе». Отчеты включались в письма родным и близким.

Вот письмо конца октября 2004 г.- прим. автора]:

I — город, природа, магазины (И.И.)

Здравствуйте, мои дорогие.

Сегодня 20 число и ты, Оля, наверное, в понедельник на работе и получишь мое послание. А теперь пишу вам «отчет о проделанной работе».

Перелет через Европу, Атлантический океан и Канаду перенесла отлично. Всю ночь (а сияло солнце до самой Америки) я не хотела спать и занималась тем, что рассматривала окружающих меня людей и, как оказалось, все-таки не заметила полюбившуюся мне актрису в «Идеальной паре» Аллу Клюку. Но зато ее сын лет 8-ми всю ночь не давал покою стюардам и стюардессам: носился по всему самолету и все пел песни на английском языке. Она (А.Клюка), оказывается, сидела впереди на соседнем ряду и всю ночь спала завернувшись в одеяло, поэтому я не обратила на нее внимания. Но вид у нее, конечно, был неузнаваем: джинсики коротенькие, майка и взлохмаченная нечесаная голова – не похожа на сыгранную героиню.

Я потом наблюдала за ней – она звонила – ее никто не встретил, и ее дитё опять бегало и вопило у багажного транспортера и всем мешало, а она на это равнодушно взирала. Мальчик темноволосый и смуглый. Получив багаж, мы пошли на выход. Я забыла сказать, что, как оказалось, этим самолетом летели с семьями и Сашины сослуживцы. Саша с Леной встретили меня и вместе с родственниками сослуживцев усадили в маленький автобус миссии, который довез нас до самого дома. По местному времени был десятый час вечера. Было темно. Из окна автобуса мне был виден город, весь в огнях и машинах.

Нью-Йорк вечером

Нью-Йорк вечером

Такая же картина, как и в Москве. Забыла сказать, внутри аэропорта по первому впечатлению удивительного тоже ничего не было, как и у нас, только много негров (так в Америке их не называют: Саша сказал, что это страшная для них обида (они не рабы), можно говорить «черные», но это для меня неприемлемо, так как наши бабушки, чтобы не говорить «черт», говорили «черный». Я решила говорить «чернокожий».

Подъехали к аккуратному домику в 2 этажа, окруженному зелеными южными насаждениями. Стрекотали цикады. Это мне напомнило Сочи, Хосту. Поднялись на 2-ой этаж. Квартира очень удобная: 2 спальни, кухня, ванная и просторная гостиная, как бы аркой разделенная на 2 части – на столовую с паркетным полом и продолговатым столом со стульями и шкафом и на холл с мягкой мебелью, камином, телевизором и ковровым настилом. Мы поели и легли спать – по местному времени в 12 ночи. На другой день я встала с восходом солнца в 8.30. как у себя дома. Я предполагаю, что все-таки живу по солнцу, так как в этот день и в 3 последующих дня мне хотелось спать, но у меня иногда бывает днем, что в 12 или в 15 хочется спать. И эти первые три дня были у меня такие же, но ночи я спала нормально: ложилась в 12 по-местному, а вставала в 7-8.30 утра. Правда, первые 4 дня у меня был насморк и зажата грудь. Я почувствовала, что у меня будет насморк еще в самолете, так как першило в горле. В 3 дня все прошло. Об этом хватит. Утром выглядываю в окно, а передо мной садик, где свистят и курлыкают птички – не по-нашему.

И.И. на нашем бэкъярде

И.И. на нашем бэкъярде

Стала приглядывать, и оказалось, что это птички с голубя, серые с белыми крылышками и голубые вороны (Саша говорит, сойки, но у нас они другие). Теплынь, небо голубое и воздух влажный – как в Сочи. Мы быстренько поели и поехали отовариваться продуктами в оптовый супермаркет, так как Саше к 12.00 нужно было появиться на работе. Вот тут по дороге я разглядела город, вернее, пригород Нью-Йорка. Расположен он на холмах и скалах, весь в зелени и парках ухоженных, но девственных (нет лавочек и т.п.). Деревья южные — платаны, акации, магнолии, бук и еще какие-то хвойные деревья (у нас таких нет). Домики 2-3х этажные все в садах и окружены газонами – как из сказки: один на другой не похож архитектурой и располагаются то на холме, то в низине. Скалы тут гранитные. В Крыму камни мягкие, а здесь с блестками слюды. Конечно, край с богатой природой, поэтому его и заселили в 300 лет. Когда мы выехали на Бродвей (4 ряда машин), то перед нами растянулся миллион разноцветных машин.

Бродвей

Бродвей

Эта дорога тянется вдоль Гудзона на много километров. Она проложена еще индейцами. Окрестности вдоль дороги все в зеленых рощах. Стриженых газонах и скалах. Дороги везде похожи на нашу окружную. Магазин, в который мы ехали, большой, у нас тоже теперь такие есть. Еще в один такой заехали. Внутренности и особенности этих магазинов я описывать не буду, но они меня поразили масштабом ассортимента и оригинальными увеселительными аттракционами для детей. Как-нибудь напишу.

В оптовом магазине "Костко"

В оптовом магазине «Костко»

Приехали домой, и Саша в 12 часов уехал на работу. Мы уже успели побывать на побережье Гудзона, ловили рыбу, любовались парусными лодками и смотрели, как проводят выходные нью-йоркцы: с семьями, с корзинами с едой, зонтами. Раскладной мебелью. Машин — миллион на выделенной стоянке, а они со своим скарбом располагаются на постриженном лугу с деревьями на берегу реки. Дети катаются на велосипедах и запускают воздушных змеев, на железных шашлычницах, вкопанных в землю, готовят еду. Мы тоже это делали. Затем мы сделали вылазку на океан. Стиль отдыха такой же, как на Гудзоне, но особенности океана описать невозможно. Это надо рассказывать: песок очень мелкий, чистый, белый, вода теплая, волны ласкают и выбрасывают на берег мелкие обтесанные круглые камешки – я их насобирала: они прозрачные, так как кругом скальные породы гранит и кварц.

Побывали мы и в здании ООН.

И.И. в штаб-квартире ООН у флагов стран - членов Совбеза

И.И. в штаб-квартире ООН у флагов стран — членов Совбеза

И.И. перед портретами генсекретарей ООН

И.И. перед портретами генсекретарей ООН

Но в последние дни время оставалось только урывками по вечерам, так как Саша работал по 24 и по 36 часов – даже не ночевал дома. Поэтому возить нас было некому, но мы не скучали, так как каждый нашел приятное для себя дело. Я уходила в сад, где на все лады поют птицы, и вязала носки. Один вечер мы посвятили дегустации японских блюд, второй – ходили в китайский ресторан. Так что дни были заполнены.

Погода до сего времени стоит чудная. Дни бывают очень жаркие, поэтому включали дома кондиционер, а последнее время погода стоит, как у нас в июле, но в саду очень хорошо. Я сажусь то на скамеечку, то на камни, и провожу на воздухе 2-3 часа, а то и больше. Я давно так комфортно не отдыхала. Наслаждаюсь окружающей меня природой, воздухом особенным (океанским) и чувствую себя хорошо. Скоро у Саши будет больше времени, он будет по выходным дома, и тогда буду изучать Нью-Йорк. Правда, мы уже побывали на Брайтон-бич, ставшим знаменитым по кинофильму.

На Брайтон-бич

На Брайтон-бич

Удручающее впечатление: под мостом (по которому идет метро) располагается русский квартал и еда продается русская. Но очень мрачно, так как над улицей идет мост, тесно и все так грязно.

Ну, на этом я заканчиваю свое послание. Скоро напишу еще.

Целую вас всех,

Бабуля

P.S. (Елена)

Направляю послание И.И. Со своей стороны могу обрадовать: на нашей улице праздник : газоны произвели на И.И. столь сильное впечатление, что с огородом на даче как образом жизни покончено навсегда — никаких посадок для зимних запасов (И.И. переходит на оптовые закупки осенью). Готовьтесь стричь газон и ставить беседку на месте малины и старой антоновки у дома и стричь газон на даче — сбываются наши с тобой сокровенные мечты (будем проводить вечера в беседке под жасмином и сиренью). Викэнды теперь также будут посвящены осмотру дачных окрестностей — Мелехово и т.д. — вместо прополки свеклы. Предлагаю вам к ее возвращению присмотреть газонокосилки, и у бензоколонки на бетонке (при повороте на Авиационную) присмотреть беседки (там продаются готовые). Надо ковать железо, не отходя от кассы магазина «Твой дом». Иначе, боюсь, ее опять может затянуть опасная трясина неэффективного землепользования (типа жаль выбрасывать лишнюю рассаду).

И.И. поведем в музеи, на мьюзикл и на джаз (по щадящей программе) позднее. Японские суши ей не понравились — как шутил Саша, нью-йоркская пленница три порции суши выбросила в пропасть, четыре рюмки сакэ вылила в горную речку, а китайская кухня для нее оказалась съедобной. Особо обмыли первые джинсы И.И-ны. В воскресенье ездили в реставрированную деревню первых поселенцев (ей очень понравилось) и в поместье Рокфеллеров (особенное впечатление произвел парк). Здесь для нее действительно много впечатлений, ведь она даже в центр Москвы редко выезжала, и то, что в Москве давно уже не новость, для нее в диковинку. Может, по приезде покатаете ее по Москве. А то ей за державу все обидно (в бытовом плане), хотя у нас это все уже есть.

II — быт и плезир (И.И.)

[Пояснение: в самолете И.И. познакомилась с молодым узбеком, который сидел рядом и летел в Нью-Йорк учиться в университете. Во время Отечественной войны (1941-1945 гг.) И.И. провела несколько лет в эвакуации в Узбекистане и потому испытывала к этому краю (а, соответственно, и к соседу-студенту) самые теплые чувства. После прибытия и выдачи багажа (у студента оказался огромный чемодан) узбек посетовал, что его никто не встретил. И.И. предложила ему ехать устраиваться в университет, оставив чемодан ей, и заехать за ним, когда будет удобно. Студент так и сделал: к нашему приходу его и след простыл, огромный чемодан — у И.И. и никаких координат владельца. Несколько дней он не объявлялся. Мы уже забеспокоились, гадая, что в чемодане, и на всякий пожарный спустили его в гараж.

Позвонив в университет, передали студенту свой телефон. На следующий день мне позвонил приятель студента. Я велел, чтобы за чемоданом заехал сам студент. Заехал, но ничего не объяснил. Лишь кратко извинился. – Прим. автора].

1 ноября 2004 года

Здравствуйте, мои дорогие,

Загадочная история со мной, «лохом»-бабушкой, и «лохом» студентом-узбеком закончилась без криминала.

Оба повели себя, как в 1960-70 годах – доверяя друг другу: на память о происшествии осталась миниатюрная статуэтка – узбек во всем своем национальном облачении как бы сидит в чайхоне. Студент оставил её мне при уходе в первый день.

Подаренная фигурка узбека

Подаренная фигурка узбека

Ну, а дальнейшее покатилось по накатанной дорожке. Погода стоит хорошая, в основном солнечная и теплая (+21С). Всю неделю я занималась чтением, шитьем и т.д. Ходила в садик погреться на солнышке. Оно тут ходит гораздо выше, чем у нас. А в выходные, «как штык» — уикэнд и надо осматривать новые места. Саша и Лена даже по Интернету смотрят, куда бы податься. В прошлую субботу ездили на ипподром.

Показ лошадей на ипподроме перед забегом

Показ лошадей на ипподроме перед забегом

И.И. уже знает победителя следующего заезда

И.И. уже знает победителя следующего заезда

Там проходили какие-то крупные соревнования — бега. Саша и Лена решили делать ставки. И за меня тоже. Они изучали по программке, какие лошади более быстрые и успешные, а я говорила, какие лошади самые красивые из тех, которых наездники выводили и показывали перед каждым заездом. И получалось так, что выигрывали те лошади, которых я называла, а их лошади проигрывали. Так что в итоге, как сказал Саша, игра закончилась нулевым результатом.

На следующие выходные определились сразу на 2 дня: суббота – дамба на водохранилище, которое снабжает Нью-Йорк питьевой водой, воскресенье – рыбалка на Гудзоне. На дамбу мы поехали часов в 11. Дорога опять шла через скалистые горы, осенний лес и редкие одиночные, красивые, как в сказке, домики. И вот в один из таких одиночных домиков мы заехали. Там дети распродавали имущество умершей матери – художницы [в США такие тотальные распродажи называются — estate sale – Прим. автора]. Дом внешне выглядел обветшалым, но внутри оказался довольно вместительным и светлым. Одна комната – гостиная – была со всех сторон застеклена. Можно, сидя дома, любоваться природой вокруг. Комнат много – два этажа. Продавалось всё: мебель, посуда, книги, одежда, детские игрушки, кухонная утварь, безделушки. Для меня это была экскурсия в американский быт. Очень впечатляет.

Очередь за распродаваемым имуществом

Очередь за распродаваемым имуществом

Уже на выходе мы познакомились с сербом, тоже побывавшим в этом доме и хорошо говорящем на русском. Он нам рассказал, что распродают всё уже пожилые дети, так как им очень трудно с деньгами, а платить одну аренду составляет 15 тыс. долларов в год [поправлю – речь шла о налоге на дом в размере 15 тысяч долларов в год; поясняю: когда говорят в Америке «у него свой дом», это означает, что человек внес некую первоначальную сумму от стоимости дома – процентов 25. Одновременно он закладывает дом банку, чтобы выплатить полную стоимость дома прежнему владельцу, а затем в течение 30 лет ежемесячно с процентами выплачивает оставшуюся сумму банку, в котором заложен дом. Через 30 лет закладные выплачены. Тогда можно говорить с полным правом, что человеку принадлежит дом. Однако с собственного дома надо платить налог на имущество – в данном случае 15 тыс. долл. в год – Прим. автора].

Затем поехали на дамбу [ныне она называется Старая Кротонская – первое сооружение для подачи воды в Нью-Йорк и первая каменная в США. Строили её в 1837-1842 гг. – Прим. автора]. Панорама открылась потрясающая, как теперь все говорят. Среди скал – стена, и с нее ниспадает водопад. Вся дамба сделана из скалистых камней-глыб, а сверху проходит еще дорога (мост). Все сооружение похоже на громадный старинный средневековый замок. Полюбовались, погуляли и поехали домой.

Старая Кротонская дамба

Старая Кротонская дамба

В Воскресенье поехали на рыбалку компанией на двух машинах: мы втроем, Ира, Женя с Наташей, и их друзья-журналисты и их мопсик Хучик (как у Дарьи Донцовой). Было солнечно, но ветрено. Гудзон весь был в мелких «барашках». Раскинули свои снасти рыбаки Саша и Женя, а остальные пошли на прогулку. Я села смотреть, как ловится рыба. Очень долго колокольчики на удочках молчали. И вдруг один колокольчик стал очень сильно звонить, и дергаться удочка. Не успела я понять, в чем дело, как у Саши в руках удочка сломалась. Он стал тащить за леску, но рыбы не оказалось, и крючка тоже — видно была большая рыба! Как только он ее подсек, она сильно рванулась, сломала удочку и ушла с крючком (так рыбаки объясняют). Не удалось мне увидеть торжество рыбака.

Вот и весь улов

Вот и весь улов

В итоге Саша поймал маленькую рыбешку, а Женя ничего. Зато надышались свежим воздухом, поели жареной колбаски с капустой и поехали по домам утомленные свежим речным воздухом.

Вот так прошла еще одна неделя.

Ваша бабушка-путешественница.

III- про марафон, метро и казино (И.И.)

8 ноября 2004 г.

Здравствуйте, мои дорогие,

Поздравляю вас с прошедшим праздником! Или вы его не отмечаете? А вот американцы отмечали: у них проходил всемирный марафон. В этот день мы провожали Ленину подругу в Москву и заехали на Манхэттен погулять по центру, но все дороги были перекрыты: бежали марафонцы, а толпы народа воплями, всевозможными хлопушками и флагами приветствовали их.

Депеша № 72 о восприятии Нью-Йорка пожилым советским человеком. III- про марафон, метро и казино

Нью-Йоркский марафон — один из крупнейших в мире, собирает десятки тысяч человек. Наряду с Бостонским и Чикагским марафонами входит в серию World Marathon Majors. Впервые прошёл в 1970 году, проводится в первое воскресенье ноября

Демонстрация была настоящая. Мы тоже поболели. Наших там не было, поэтому я поддерживала французских марафонцев. Пока мы с Леной приветствовали бегущих, Саша оставил машину на стоянке, и мы спустились в метро.

В первый мой приезд 2 года назад я долго просила Сашу и Лену показать мне метро. Они с неохотой тогда спустились со мной в подземку, и я была просто шокирована. Это была именно «подземка» — другим словом и не назовешь. На этот раз я снова убедилась, насколько наше метро отличается от Нью-йоркской подземки, которая имеет просто жалкий вид и очень неудобна: эскалаторы практически отсутствуют, станции — душегубки, с низкими потолками, замызганные; лестницы узкие и крутые; разделения пассажиропотоков нет в принципе, через те же турникеты народ входит и выходит; переходы длинные и несуразные. Поезда до нужной станции метро можно прождать и полчаса и час.

На станции нью-йоркского метро Franklin Avenue

На станции нью-йоркского метро Franklin Avenue

Переход в нью-йоркском метро

Переход в нью-йоркском метро

Мы хотели доехать до центра Манхэттена, но, запутавшись, попали на станцию, через которую идет только экспресс-поезд, поэтому пришлось проехать на 3 остановки дальше — до станции, где останавливается и экспресс, и местный поезд, пересаживаться и ехать в обратную сторону.

Переход в нью-йоркском метро в центре города

Переход в нью-йоркском метро в центре города

В общем, мне, с моими больными ногами, пользоваться метро было бы просто невозможно. К тому же, я бы там задохнулась, ожидая поезда. Автобусов здесь мало и, как мне сказали, ходят они крайне редко. Так что это вам не Москва.

Еще, конечно, меня, как, инженера, поражает отсутствие элементарной техники безопасности на улицах города: электропровода соплями свисают с покосившихся и подгнивших деревянных столбов, по ним скачут белки. У нас бы за такое с треском уволили, а то и посадили, если бы кто-то пострадал. А здесь в новостях говорили (мне Лена перевела), что десятки собак гибнут, наступив на крышку канализационного люка, потому что их бьет током. То есть, электрические сети где-то дают утечку. Так и человека может убить, если он коснется люка. При таком богатстве и благосостоянии, неужели трудно навести порядок с метро и электричеством. Все-таки, как мы раньше перебарщивали с руганью Америки, так теперь ее слишком идеализируем.

Вот, например, пишут, что почти у каждого американца свой дом, но не говорят, что дома эти, как карточные, или как у двух поросят — Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа. Я на кухне у Саши готовила обед, оступилась и оперлась на стену, а стена-то и проломилась. И смех, и грех. [Дома в Нью-Йорке строят из ДСП, обкладывая их теплоизоляцией и внешней стеной в полкирпича. Внутренние стены делают из гипсокартона. Оконные рамы и входная дверь одинарные. До нефтяного кризиса 1970-х годов расчет был на то, что такие дома дешевле зимой обогреть и летом кондиционерами охладить за счет дешевых энергоресурсов, а вместо капитального ремонта их дешевле лет через 30 просто сносить. В начале 2000-х годов, когда мы жили в Нью-Йорке, счет за отопление 3-х комнатной квартиры (2 спальни и гостиная) зимой и охлаждение кондиционером летом составлял примерно 300 долларов в месяц — Прим. авт.].

Эта неделя пролетела как-то быстро, и опять наступил уикэнд. В пятницу мне Саша позвонил с работы и спросил, не хочу ли я одна участвовать в культпоходе на автобусе с работниками миссии. Я с удовольствием согласилась, так как программа очень увлекательная: посещение развлекательного центра, который принадлежит индейцам. Там находится знаменитое казино, музей и рестораны. Там же в этот день московский театр «Современник» давал спектакль «Трудные люди». Все эти мероприятия мы должны были посетить. Утром в воскресенье меня Саша подвез к автобусу (очень большой, больше Икаруса), мы погрузились и в 10 утра отправились.

В сувенирной лавке

В сувенирной лавке

Время в дороге составляло около 3 часов, но ехать было очень удобно: кресла мягкие, откидные. День был солнечный, путь наш лежал на север в штат Коннектикут. Дорога, так же, как и на юг, проходила среди лесистых скал. Лес уже весь стоял почти голый, но все равно было очень красиво, так как ехали мы вдоль побережья океанского залива. Виднелись красивые домики, ухоженные лужайки, но очень часто они располагались вдоль залива, и у берегов было много лодок. Потом путь повернул на запад, в лесной массив, и на громадном плато выросли перед нами громадные дворцы-шатры из белого и голубого камня.

Индейское казино Foxwood

Индейское казино Foxwood

Фоксвуд с высоты птичьего полета

Фоксвуд с высоты птичьего полета

Жаль, что не было фотоаппарата. Сначала мы посетили музей, где увидели много интересного, но это надо рассказывать. Меня поразило, что жизнь и быт индейцев показан в натуральную величину.

В музее

В музее

Индейский гребец

Индейский гребец

Громадный зал (с наш участок перед домом) превращен в стоянку индейцев, растут деревья, стоят настоящие вигвамы, горят костры, сидят люди, небольшое озерцо и на лодке индеец (в натуральную величину) ловит рыбу, женщины полуголые что-то из шкур шьют. Как-то жутковато среди этих манекенов. А еще зал с натуральными пирогами, в которых тоже сидят восковые женщины и мужчины.

Вождь племени

Вождь племени

После посещения музея мы пошли в ресторан обедать. Потом кто-то пошел на спектакль, а кто-то в казино. Я один акт посмотрела, а потом пошла в казино.

Представление в Фоксвуде

Представление в Фоксвуде

Саша мне дал монеты и сказал, чтобы я обязательно играла, но мне не захотелось (а жаль, учитывая способность И.И. угадывать правильных лошадей на бегах, можно было бы ожидать и крупного выигрыша в казино. Новичкам везет). Этот грохот музыки, сверкание огней, какая-то суета, злачное место, сыр в мышеловке.

Игровой зал в казино Фоксвуд

Игровой зал в казино Фоксвуд

Возвращались уже ночью, уставшие, но довольные. Вот так мы развлекаемся.

Ваша бабуля.

 

image_pdfСохрани себеimage_printПечать
0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Alexander Ananiev

30
Комментарии: 0Публикации: 51Регистрация: 18-01-2022