Поиск и бронирование

Эта трагическая история, случившаяся более двух тысячелетий назад, не оставит равнодушными людей всяких. Спокойных, угрюмых, веселых, вспыльчивых, меланхоличных и прочих. Разве что мимо совсем тупых и невосприимчивых, это может пройти мимо.

Честно скажу, я сам, до того как мы засобирались в Израиль, ничего об этой истории не знал. И память о ней, не дошла бы до нас, затерявшись в катаклизмах мировой истории, если бы… не предатель. Изменник, предавший свой народ, а потом написавший свидетельство о той войне.

Итак…

 
70 год до Рождества Христова. Осажденный римскими легионами Иерусалим, истекает кровью, вымирает голодной смертью, но не сдается. Стремясь запугать защитников города и сломить волю к сопротивлению, римляне распяли на их глазах тысячи пленных повстанцев. И они медленно и мучительно умирают на глазах своих соотечественников…

Бывший священник и военачальник восставших иудеев, а ныне презренный предатель, Иосиф Флавий, ходит под стенами города, увещевая осажденных склониться перед непреодолимой силой. Однако в ответ ему звучат только проклятия и летят стрелы.

Спустя пять месяцев Иерусалим пал. Дикая резня, убийства, расправы, поругание жен и детей… Боги закрыли глаза, чтобы не видеть, что творят люди, приносящие им жертвы и дары…
Восстание подавлено. Война закончена. Непокоренные пали в бою, смирившиеся запуганы и приведены в рабское состояние.

И только в пустыне у Мертвого моря остается последний очаг сопротивления. Это маленькая крепость Масада, в которой укрылась тысяча восставших, включая жен, детей и стариков.
Крепость находилась на очень высокой, неприступной горе, усиленной стенами и башнями. Наверх вела только узкая Змеиная тропа, которая существует и поныне.

Вскоре несколько римских легионов расположились лагерями, по всем сторонам от крепости, отрезав осажденным все пути. Римляне приняли решение соорудить насыпь, чтобы подобраться к стенам и втащить по ней тараны и осадную башню. Тысячи рабов были пригнаны под стены Масады для этой работы, которая продолжалась целый год.

Что должны были ощущать те, кто еще сжимал в руках мечи и смотрел сверху на то, как тысячи их изнуренных соотечественников, вчерашних свободных людей… роют им могилу…

Осажденные тоже не сидели ожидая неминуемой развязки и построили на угрожаемом участке вторую деревянную стену. Насыпав внутрь грунт, чтобы свести к минимуму угрозу таранов.

Пришел день, когда насыпь была готова и осадная башня была подтянута к самым стенам. Осажденные сражались с отчаянием обреченных. Никто из них не собирался сдаваться. Никто из них не собирался просить пощады.

Столкнувшись с препятствием, римляне просто подожгли деревянную стену. Все усилия защитников, оказались напрасными…

Наступил час перед последним, неравным боем. На утро римляне назначили последний решительный штурм. Луна равнодушно смотрела на Масаду, на уцелевших еще, ее последних защитников, на Мертвое море, на римские лагеря… как она смотрит на эти развалины и сейчас.
Люди в крепости не пали духом. Смерть в бою была им не страшна. Они боялись оставить на поругание врагу своих любимых, близких… ужасала мысль, что после их гибели, дети их станут рабами.

И тогда собравшись все вместе, они приняли страшное решение. Каждый мужчина должен был лишить жизни свою жену и детей. Затем выбранные по жребию десять человек, должны были заколоть остальных. А последний, убить оставшихся девятерых.

Утром римляне ворвались в крепость и увидели лишь бездыханные тела ее последних защитников. Потрясенные, они бродили по крепости, обнаружив в полном порядке запасы пищи и воды. Случившееся стало им известно от пятерых женщин и детей, спрятавшихся в одной из пещер.

Можно по разному относиться к тому, что произошло в последнюю ночь перед штурмом Масады. Но для современного Израиля, восстановившего свою независимость только в середине 20 века, эта история является символом. Символом непреклонной борьбы, решимости либо победить, либо умереть. Но никогда не стать на колени. Никогда не стать рабом… Ничего нового не придумано. Сила народа – в его единстве. Это актуально не только для Израиля.

крепость Масада
Масада. Вид со стороны Арада. Римская насыпь

Поездка к Масаде

 
Проникнувшись этой историей, я решил обязательно побывать в этом месте. И потащил с собой и свою семью. К Масаде мы подъехали со стороны Арада. Красивая серпантинная и совершенно пустынная дорога. Место это, я узнал издалека. Это неприступное плато, которое отличается от многих похожих, белеющей «римской» насыпью, отлично заметной издалека и по сей день.

Кемпинг, в котором не было ни единого человека, готов был нам предоставить все для романтического вечера в пустыне, включая горячий душ. Но у них совершенно не оказалось никакой посуды. А мы запланировали вечером варить борщ. Штурм был назначен на утро, по римской насыпи. Изучив скисшие лица своих жены и детей, которых я “на аркане” утащил сюда с пляжа на Мертвом море, принял решение возвращаться.

А это приличный круг километров 50. Вернулись мы уже затемно, с трудом отыскав на букинге жилье с более-менее приличной ценой.

«Штурм» Масады, точнее место, пришлось тоже перенести. И совершить его в одиночестве. Рано утром я запарковал авто на пустынной стоянке у нижней станции канатки. Для порядка спросил что-то у охранника и с видом скучающего туриста прошел за шлагбаум. Вскоре был у закрытого еще музея и канатки. Вот только к сожалению не верно выбрал нужную тропинку, которая вывела бы меня на Змеиную тропу. На Масаду я решил подняться непременно пешком. Это стоило 28 шекелей. Не то, чтобы мне очень нужно было их сэкономить, но я хотел оказаться там очень рано, с лучами восходящего солнца. А касса открывалась только в восемь. Изучив опыт предшественников в интернете, я и пошел на эту затею.

Оказалось, что охрана тоже имеет кое-какой опыт борьбы с желающими просочиться на гору к рассвету. Все ловушки мне стали известны уже потом, когда я поднимался, приобретя билет. То есть шансов у меня изначально было немного, хотя я и не мог знать об этом.

Меня вычислили, когда я быстро и, как мне казалось, незаметно, передвигался по каменистому склону, уже уверовав в свой успех.

Когда завелся мотор какой-то такой штуки, которая видимо и была придумана для погони за такими как я, мне все стало понятно. Однако какое-то время еще карабкался, питая надежду, что…может это не за мной?…

Но оказалось за мной. Меня доставили вниз и строго пригрозили какими-то страшными словами, смысла которых я все-равно не понял.

крепость Масада
Подъем позади. Я смог это сделать за 25 минут.

На Масаде я все же оказался первым. И с мокрой на спине футболкой. Обогнал даже первую кабину подъемника. В которой, уже после меня, приехало сразу человек тридцать с очень артистичным экскурсоводом. Все было по английски, я ничего не понимал, но наблюдать за ним издалека, было сплошное удовольствие. Он читал стихи, даже пел. Изображал какие-то движения, чуть ли не исполнял балетные штуки, которые я не знаю как называются. Иногда я даже понимал о чем он рассказывает. Догадывался, так как сам читал выдержки из «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия.

крепость Масада

Через время на штурм Масады пошла большая толпа туристов по римской насыпи. С той стороны, где мы вчера не заночевали. Все… нужно уходить. Самое классное и безлюдное время закончилось. Отступать решил по Змеиной тропе.

крепость Масада

Однако и на Змеиной тропе мне пришлось прорываться сквозь отряды израильских школьников-подростков, числом не менее трехста. Правда наблюдать за ними было удовольствием. Столько оттенков цвета кожи.. От скандинавской до почти черной. Тамошние дети, и не только они, ведут себя очень непосредственно и шумно. Я иногда непроизвольно улыбался. Эту улыбку ловили учителя, сопровождавшие детей и тоже мне улыбались.

Вдруг кааак шарахнет!!… я думал это разрыв чего-то там. Но уже когда рефлективно начали сгибаться колени и втягиваться шея, до меня дошло, что это авиация. Группы боевых израильских самолетов проносились на Мертвым морем, над границей с Иорданией, еще несколько раз за день.

Вот так… Кто бы мог сказать две тысячи лет назад, что это будет именно иудейская авиация, а не авиация Римской империи…

Да, вот еще. В крепости Масада теперь каждый год, новый выпуск танкового училища приносит присягу со словами: «Масада больше не падет!»

5 1 vote
Голосуй за статью!