Наши друзья из Оттавы организовали ночевку сначала в Оттаве, а потом в Монреале, но начну я с Монреаля для последовательности исторического изложения.

Первое впечатление от Монреаля получили, объезжая город с севера из Квебека в Оттаву. Счастье, что от границы мы поехали в Квебек в объезд Монреаля с юга, иначе бы пропали. В старой части города в основном стоят дома 19 века, часто вперемежку с небоскребами, так что какого-то единого ансамбля старого города и отдельно нового нет. Протяженная промышленная зона и протяженная бедная спальная зона, но в центре города ориентироваться довольно просто: все тот же, как и в Нью-Йорке, квадратно-гнездовой способ планировки.

Французы, англичане, американцы, индейцы – схватки за эти края были нешуточными с предательствами, подставами, грязными методами со всех сторон.

Изложение этой истории несколько утомительно в смысле объема, однако предлагаю читателю просто пробежать ее глазами: почувствуйте, как в глазах зарябит от калейдоскопа событий и участников.

Начало освоения канадской территории

Французский король Франциск 1 отправил искать западный путь в Китай некоего Жака Картье. В 1535 году он доплыл до нынешней Канады, прошел по реке Св.Лаврентия, остановившись в селении индейцев (позже Квебек).

Карта местности и местный житель

Карта местности и местный житель

По водоскатам он дошел до речки Оттава. Водоскаты он назвал «Китай», будучи уверенным, что он тут-то и начинается, но вместо китайской деревушки обнаружил поселение индейцев-гуронов под названием “Hochelaga”. Поселение было расположено у небольшой горы, которую он верноподданнически окрестил “Mont Royal” (гора короля), от которого и произошло название («Montreal”) Монреаль, хотя есть и иные версии.

Вторая версия: Франциск 1 назвал город в честь архиепископа Монреаля Сицилийского, который убедил Папу Римского аннулировать буллу Папы Александра VI (Борджиа – с его сынка, Чезаре, Н.Маккивели списал психологический портрет правителя для своей книги «Государь»). Согласно булле, земли Нового Света, открытые к тому времени и даже еще не открытые, Папа Александр VI разделил между Португалией и Испанией, лишив остальных доступа к телу континента. Отсюда, архиепископ Монреаль способствовал тому, что церковь признала законность притязаний Франции на долю добычи в обеих Америках.

Третья версия прозаична: одному из сподвижников Картье места напомнили малую родину с замком на горной вершине, который носил название Монреаль.

Мне импонирует вторая версия.

В первую зиму многие незаконные иммигранты из Европы погибли от цинги, прежде чем индейцы вылечили их чаем из хинного дерева. Название своей страны аборигены произносили как “kanata” – деревня, от которого, как легко догадаться, пошло название Канада.

В то время колония переселенцев не обосновалась: блестящие камушки, показанные индейцами, оказались кварцем, золота не намыли. Только Шамплейну почти через 100 лет удалось создать поселение. Церковь, и не в последнюю очередь иезуиты, стала направлять миссионеров в Канаду по мере распространения слухов о канадских мехах, а после протестантской Реформации во Франции возникло «Общество Нотр-Дам-де- Монреаль», которое избрало Поля де Шомди, сира Мезонев (Maisonneuve) в качестве главы миссии в Монреале. В 1642 году они перезимовали в Квебеке и двинулись дальше, основав поселение “Ville-Marie de Montreal” – город Марии Монреальской в честь богородицы. В следующую зиму поселению угрожало наводнение, и Мезонев дал клятву, что воздвигнет крест на горе Mont Royal. Обещание он воплотил – крест горит в темноте, и мы его видели, подъезжая к городу с севера.

Крест на горе Mont Royal

Крест на горе Mont Royal

Племена гуронов и олгонкинов поддерживали французов против ирокезов. В 1644 году ирокезы напали на поселение, и Мезонев в рукопашном бою убил вождя ирокезов.

У собора Нотр-Дам в Монреале

У собора Нотр-Дам в Монреале

(Памятник Мезоневу стоит у собора Нотр-Дам в Монреале. Собор опять же несколько раз горел, последний вариант выполнен в готическом стиле и косит под Нотр-Дам-де-Пари — в смысле Собор Парижской богоматери. Внутри собора великолепной работы резное дерево и витражи, иллюстрирующие историю Монреаля).

Один из витражей собора

Один из витражей собора

Противостояние с ирокезами продолжалось, и в 1660 году Адам Доллар д’Орме (фамилия пишется Dollard, поэтому мы сначала не поняли названия узкой улочки в центре старого города, интерпретировав его как «имени доллара», но с «d» на конце) решил нанести превентивный удар по ирокезам своим отрядом численностью в 16 человек французов и 40 индейцев. Отряд сдерживал 700 ирокезов в течение нескольких дней, но у отряда закончились запасы воды, так что, не выдержав тягот военной службы, гуроны перешли на сторону ирокезов, сообщив им о малочисленности отряда. Индейцы перебили всех французов, но все же не решились напасть на Монреаль. Затем появился маркиз де Трэси (не он ли или его потомок был командиром мушкетеров?) и разгромил поселения ирокезов. В конце концов в 1701 г. тогдашний губернатор Новой Франции подписал «Монреальский мир» с ирокезами.

Людовик XIV заинтересовался колонией, но он был обеспокоен тем, что население колонии не росло, поскольку всеми делами заправляли торговцы мехом, а они больше желали делать деньги, нежели делать детей. Соответственно, король взял провинцию под свое прямое королевское правление: он назначал губернатора, который принял военное командование на себя и заключал мир с индейцами; интенданта (премьер-министра, хозяйственника) и архиепископа (церковь, социалка – школы, больницы). Военным стали раздавать земельные наделы: офицеры стали сеньорами, а рядовые – арендаторами. Им в жены стали завозить молодых крестьянок и девочек-сирот из Франции. «Дочерям короля» стали даже давать приданое из королевской казны, а многодетным семьям (10 и более детей) — выдавать детские пособия. Меры принесли плоды: с 1666 по 1673 год население возросло с 3 215 до 6 705 человек, а к 1700 году – до 16 тыс. человек.

В основном поселение кормилось торговлей мехами, прежде всего бобровыми шкурами, поскольку бобровые шапки были в большой моде в Англии. Сначала индейцы приходили в Монреаль и Квебек к торговцам, но затем сами торговцы, которых прозвали лесными курьерами, в конкурентной борьбе пошли к ловцам, заодно обследуя обширные территории Великих озер и верховьев Миссисипи, дошли до Монтаны, спустились на юг и основали Луизиану.

В Семилетней войне (1757-63) (Британия и Пруссия, с одной стороны; Франция, Австрия, Испания, Россия – с другой) англичане захватили Квебек, а Монреаль сдался без боя. Англичане позволили канадским французам сохранить свои законы, религию и язык. Через 20 лет в 1775 г. в период Войны за независимость американцы пошли на провинцию Квебек. Они рассчитывали на то, что французы, попавшие после Семилетней войны под иго Британии, выступят против англичан на стороне американцев. Б.Арнольд пошел на Квебек, но зубы обломал, а генерал Монтгомери – на Монреаль, опять же сдавшийся без боя. Однако церковь (католическая) и сеньоры воспротивились освободительным порывам американских колонистов и не захотели порвать с метрополией-угнетательницей. Весной американцы ушли восвояси.

Монреаль — столица Квебека

В Монреаль стали стекаться лоялисты (сторонники Англии), шотландцы (за мехом), ирландцы (спасаясь в середине 19 века от голода на родине), так что к середине 19 века большинство населения Монреаля уже говорило на английском языке.

Монреаль сегодня

Монреаль сегодня

В 1837-1838 годах в Монреале поднялось восстание против правления британцев, в результате беспорядков был сожжен парламент, и столицу страны перенесли из Монреаля в Оттаву.

Монреаль стал процветать уже как транспортный центр. Построили канал имени Китая (Canal de Lachine), железные дороги, фабрики, заводы. К началу 20 века Монреаль стал торговым и культурным центром Канады, но несколько подмочил себе репутацию с введением «сухого закона» в США. В Монреаль на уикенд стали приезжать американцы, чтобы выпить, поиграть в азартные игры и пообщаться с женщинами (как финны — в Питер), так что Монреаль прозвали «грешным городом». Биржевой крах на Уолл-стрит в Нью-Йорке в 1929 году сказался и на Монреале. Вторая Мировая война также задержала экономический рост города: Оттава требовала всеобщей регистрации населения, чему воспротивился мэр Монреаля, опасавшийся, что регистрация – лишь этап на пути введения призыва в армию. Центральные власти клялись и божились, что не пойдут против воли квебекцев (имеется в виду провинция) и не введут призыв, — врали: конфедеральный центр интернировал мэра до 1944 года, когда и был введен призыв.

Город процветал до середины 80-х годов 20 века, когда роль экономического центра страны у него перебил Торонто. Монреаль – ОЧЕНЬ большой город. Народ тусуется вечером на улице Св.Екатерины и на улице Crescent, ее пересекающей (что в Квебеке, что в Монреале улицы названы в честь начальства – небесного и земного: либо именами святых, либо назначенных британским монархом губернаторов). Причем уикенд начинается с четверга: рестораны и питейные заведения назначают “happy hour” (скидку) именно в этот день.

Одно из модных тусовочных мест – бар «У шлюзов» на набережной. Мы оказались в нужном месте в нужное время случайно: путеводитель вывел на набережную к памятнику основателю Монреальского порта, ставшего все-канадским портом 5 морей. На открытой площадке простенького бара толпилась молодежь старшего студенческого возраста и, по большей части, младшего трудового возраста (20-30 лет), многие по последней мужской моде, то есть в партикулярных брюках и в рубашках навыпуск с расстегнутым воротом и оттянутым галстуком – таков новый признак мужской крутизны и в Нью-Йорке. Впрочем, ребята, я уже теряюсь и вспоминаю старый анекдот о Париже: «Надо же, такая глушь и такие шляпки!». На своем ломаном французском Лена пыталась выяснить, что происходит, почему не зарастает муравьиная тропа к бару на отшибе, у шлюзов и у заброшенной проржавевшей электростанции (похожей на строение в Москве напротив гостиницы «Россия» [ныне на месте гостиницы – парк «Зарядье» — Прим. авт], только вместо плаката «Коммунизм победит!» развевался канадский флаг), но ничего не добилась – просто МЕСТО встречи. На следующий день в пятницу мы прошлись до этого бара, посетили улицу Crescent, и стало ясно, что все дело заключалось в скидке “Happy hour” в четверг — в ЭТО ВРЕМЯ встречи, которое изменить нельзя (а в пятницу везде было довольно пусто).

В пятницу вечером пустынно у модного тусовочного бара «У шлюзов» на набережной

В пятницу вечером пустынно у модного тусовочного бара «У шлюзов» на набережной

Конечно, и в Монреале мы поели улиток и мидий. Однако вы не думайте, что мы только пиво пили и гадов потребляли: зашли в собор Нотр-Дам (он тоже новый, хоть и в готическом стиле, поскольку несколько раз горел, витражи излагают историю Монреаля в картинках),

Один из витражей собора

Один из витражей собора

посетили музей изобразительного искусства и ораторию Св. Иосифа (церковь на горе, с которой открывается вид на весь Монреаль).

Вид от церкви на Монреаль

Вид от церкви на Монреаль

Сама церковь на горе

Сама церковь на горе

Из достопримечательностей Музей изобразительных искусств нам понравился больше других: немногочисленное, но представительное собрание, есть даже русские иконы и, более того, неизвестные нам с Леной доселе иконы-«таблетки» (расписанные с обеих сторон доски).

Один из экспонатов музея

Один из экспонатов музея

Узнали, что, по канонам ислама, изображать человеческие лица или животных можно, только очень схематично, чтобы из предмета искусства не создать себе кумира и не поклоняться ему. Привлекла коллекция kogo (3 тысячи штук) французского премьер-министра Клемансо. Коgо – это японские коробочки для благовоний, призванных облагородить запахи в помещении во время чайной церемонии.

Из нового здания-стекляшки музея по подземному переходу попадаешь в старое здание, где размещена выставка дизайна. Современный дизайн предметов быта нас устроил, а вот современное изобразительное искусство у нас вызывало бурные эмоции в принципе, а тут, понимаешь, в качестве предмета искусства была выставлена деревянная уличная туалетная будка. Все а ля натурель: очко, пластмассовый круг на нем, туалетная бумага на гвозде. Думаю, однако, что пафос произведения заключался не в натуральности будки, а в британском флаге на оной. Очевидно, шедевр должен был символизировать кукиш в кармане по отношению к «британскому владычеству» в Квебеке (ведь референдум об отделении Квебека от Канады состоялся в 1995 г., и перевес голосов против отделения составил менее 1%).

На улицах Монреаля

На улицах Монреаля

Упустили мы по существу только одно: подземный город площадью в 30 кв.км. Мы просто не поняли, в чем фенька, поскольку старожилы нам сказали, что важно попасть в Нотр-Дам, в ораторию, ну, и заодно уж в подземный торговый центр типа московского на Манежной площади. Эка невидаль, подумали мы и прохлопали ушами. Говорят, что ничего интересного в культурном или архитектурном плане он собой не представляет – туннели метро с частыми остановками, торговые ряды и рестораны с выходами чуть не к каждому дому, чтобы зимой не мерзнуть на улице и не месить мокрый снег. Зимой можно в пиджачке проделать маршрут «работа-дом-работа» или «дом-работа-дом» (кому как больше нравится – «Д-Т-Д’» или «Т-Д-Т‘», по Марксу).

Подземному городу мы предпочли надземный

Подземному городу мы предпочли надземный

Оттава родина оттавов

Дорога от Монреаля до столицы страны Оттавы абсолютно пуста и безлюдна: столица – город чиновников. Назван город по имени реки и племени индейцев-оттавов, которые под давлением французов и ирокезов ушли в Огайо, Мичиган, Иллинойс, Оклахому, даже дошли до Западной Пенсильвании. Однако в середине 1830-х гг. американские власти депортировали их в пустынный штат Канзас (где жила девочка Элли из «Волшебника изумрудного города»). Племя малочисленное: ко времени теплой встречи с европейцами в 1600 годах их насчитывалось примерно 8 тысяч, сейчас в США – 10 тысяч, в Канаде – 4 тысячи. Название племени в переводе с олгонкинского означает «торговцы», хотя сами себя они называют анишинабе — «народ». Испокон веку занимаясь торговлей, они быстро сошлись с французами, осознав выгоды торговли мехами. Зная местность и владея приемами выживания в лесных дебрях и в бурных речных водах, они стали «французскими связными» и привозили французам шкуры, добытые другими племенами западнее и севернее, где климат был посуровее, а шкуры, соответственно, погуще.

За контроль над торговлей бобровыми шкурами между индейскими племенами шла яростная 70-летняя война («Бобровая война» 1630-1700 гг.) с запрещенными приемами (например, оттавы убили и съели послов племени дакота, пришедших к ним с трубкой мира, а те в ответ живьем сожгли вождя оттавов). Гуроны предоставляли оттавам складские помещения и защиту от ирокезов. Ирокезы разгромили гуронов в 1649 году, но часть гуронов и оттавы, отойдя на запад, продолжали торговлю. Поначалу европейцы не поставляли огнестрельное оружие индейцам, но, желая восстановить баланс сил между племенами, французы стали продавать оружие гуронам, а датчане в ответ – ирокезам, вызвав гонку вооружений между племенами. Однако между делом торговля мехом продолжалась. Ирокезы предложили мир французам в 1653 году, но он продлился всего пять лет, подорванный убийством иезуита.

Французы терпели ирокезов, пока в 1664 г. в Квебеке Людовик XIV не установил прямое королевское правление и не направил туда войска.

К 1685 году оттавы поставляли в Монреаль две трети всех шкур, но французские торговцы начали бизнес и со злейшими врагами оттавов – дакотами (французы их звали «ирокезами запада»), на что оттавы сильно обиделись, да и сами французы между собой стали устраивать конкурентные разборки. Короче, разгорелась «война всех против всех», согласно чеканной формуле английского политолога 18 века Т.Гоббса, выкованной, правда, по другому поводу. Еще до начала войны возник кризис перепроизводства шкур, поскольку бобров истребляли на огромных территориях, однако в разгар войны охотиться было некогда, и объем торговли несколько снизился, что позволило бобрам восстановить свое поголовье. В результате по окончании войны охота возобновилась, европейский рынок затоварился, цены упали.

Со снижением доходов от торговли мехами, Людовик XIV решил прислушаться к иезуитам, докладывавшим ему о пагубном влиянии торговли на индейцев. Поскольку доходов все равно было кот наплакал, то в 1696 г. Людовик запретил торговлю мехом (запрет отменили только после смерти «короля-солнце» в 1715 году). Союз французов с индейцами развалился, французы перестали контролировать оттавов. Торговцы мехом стали уговаривать индейские племена переселиться, чтобы вывести их из-под влияния иезуитов, что удалось. Торговля мехом и переселения на чужие территории на запад к Детройту вызывали постоянные войны между племенами, поскольку скученность индейского населения приводила к нехватке пропитания. Ирокезы, по мирному договору 1697 г. между британцами и французами, попали под британскую протекцию и предложили оттавам торговать с британцами, товары которых были дешевле и качественнее. Оттавы повезли шкуры в Нью-Йорк. В первой трети 18 века войны между индейцами уже не были столь ожесточенными, поскольку они, наконец, сообразили, что европейцы натравливают их друг на друга, и любое племя может оказаться следующим в бойне.

Однако все мирные соглашения были недолгими, борьба за выживание снова разгоралась, особенно в схватке за территорию Огайо. Французы стали строить форты в западной части Пенсильвании, чтобы не допустить британцев в Огайо. Тамошние индейские племена возмутились, обратились с челобитной к ирокезам, а ирокезы призвали британцев на подмогу. И тогда колония Вирджиния отправила против французов молодого майора Дж.Вашингтона, который и втравил Британию в Семилетнюю войну с Францией (здесь ее называют франко-индейской войной 1755-1763 гг.). Совместными усилиями французы и индейцы окружили и разбили силы Дж.Вашингтона, но метрополия направила на подмогу регулярную армию под командованием генерала Брэддока, которую французы с индейцами разгромили наголову, устроив засаду у нынешнего Питтсбурга (названного позже в честь британского премьер-министра Питта). Возглавлял оттавов в этой кампании вождь Понтиак (так вот откуда название марки автомашины!).

Понтиак – вождь племени оттавов (а не автомобиль)

Вождь оттавов Понтиак

Вождь оттавов Понтиак

В 1757 году оттавы воевали против англичан уже на севере колонии Нью-Йорк за форт Генри недалеко от Тайкондероги. Там индейцы подхватили от европейцев оспу, эпидемия которой вывела из действия практически все племена Великих озер. Чем закончилось дело, вы знаете: англичане, захватив Квебек и Монреаль, победили в Семилетней войне.

Британцы под руководством генерала Эмхерста повели себя неосмотрительно: начали раздавать офицерам индейские земли, повысили цены в торговле с индейцами, ограничили поставки пороха и огненной воды. Индейцы, которым грозило вымирание из-за отсутствия пороха (они уже разучились затачивать стрелы для охоты), истощения земель, засухи и распространения европейских болезней (иммунитета к ним они еще не выработали) объединились под предводительством Понтиака против англичан, «этих собак в красном» [имеются в виду мундиры]. Однако они объединились, когда уже было поздно — в 1763 году: Эмхерста сменил Т.Гейдж, который снизил цены и увеличил объем поставок товаров индейцам. Таким образом, причины восстания были частично искоренены, но инерция – вещь тяжелая, и индейцы заключили мир с англичанами под дулами их пистолетов. Тогда же английский король подписал Указ 1763 года о запрете основания колоний к западу от горного хребта Алгонкины, что должно было успокоить индейцев.

Осада индейцами Детройта во время восстания – отдельная история. Понтиаку не удалось обманом проникнуть в форт, поэтому он взял заложников, догадавшись, что индианка Катерина, любовница начальника английского гарнизона, — шпионка (оттавы ее побили и отпустили, но позже она спилась). Понтиак пытался провести что-то типа размена заложников, но кто-то из горячих индейских парней одному из заложников проломил голову томагавком, а тут подоспела подмога англичанам, но главное, пришла весть о заключении Парижского мира между Англией и Францией. Понтиак сначала решил, что его обманывают, и продолжал громить англичан, но вскоре вместо подкрепления получил от французов подтверждение о заключении мира. Понтиак установил перемирие с комендантом форта Глэдвином, но закопал топор войны с англичанами лишь в 1765 году.

Методы ведения войны были, конечно, жестокими – так, Эмхерст велел раздать индейцам одеяла, оставшиеся от больных оспой (первое применение биологического оружия), и эпидемия покосила даже те племена, что не участвовали в восстании Понтиака. Всяческих интриг, предательств с обеих сторон (вернее, с четырех, было предостаточно). Свои же оттавы стали презирать Понтиака после еще одного мирного соглашения с англичанами. Однако больше всех переживали позорный мир индейцы-иллинойсцы, и за это Понтиак ударил ножом их вождя (правда, зарезал не до смерти). Месть не заставила себя ждать. В 1769 году Понтиак в форме французского офицера, подаренной ему еще генералом маркизом де Монкальмом (помните, по Квебеку и Тайкондероге?), отправился в Сент-Луис навестить своего приятеля, работавшего на испанцев. Оттуда через Миссисипи он наведался в племя каокиа, где спьяну повздорил с племянником раненого им вождя иллинойсцев. Племянник забил Понтиака томагавком, когда тот вышел из салуна на улицу, а утром телохранители Понтиака очнулись от огненной воды, испитой накануне, но племянника уже и след простыл. Прежние союзники презираемого ими при жизни Понтиака пошли против иллинойсцев войной за смерть вождя. Практически все иллинойсцы вымерли от голода во время осады в старом французском форте Сент-Луис, а победители поделили земли иллинойсцев. Со смертью Понтиака оттавы утратили свою силу, да и англичане не простили им восстания. Их исключили в качестве посредников в торговле мехом, а затем подбросили им жестяную коробочку (по примеру зараженных оспой одеял) и велели открыть ее только по возвращении в поселение – опять жестокая эпидемия оспы.

Сделки с индейцами

Указ английского короля Георга III от 1763 года о запрете колонизации земель к западу от Алгонкин сильно не понравился переселенцам. Цель короля заключалась отнюдь не в справедливом по отношению к индейцам решении вопроса жизненного пространства, а в сохранении контроля над колониями. Король опасался, что поселенцы дойдут до водного пути – Миссисипи — и начнут торговать с остальным миром в обход метрополии, которая установила над своими колониями монополию (через французов на севере и испанцев на юге).

Вот почему не только налоговое бремя, но и возведение препятствий для продвижения колонистов на Дикий запад (для начала в западную часть Пенсильвании и в Западную Вирджинию) послужило второй причиной Американской революции. Надо ли говорить, что Англия поддерживала индейцев в их войне с американцами (а длилась она полвека – т.е. долго после Парижского мира 1783 года между Англией и США), а британский вице-губернатор Канады Г.Гамильтон даже платил индейцам за скальпы американцев, за что и получил кличку «скупщик волос».

Покупка скальпов

Покупка скальпов

Индейцы одержали ряд побед над американцами в «войне вождя Черепашки» (1790-1794 гг.), и тогда-уже-президент Вашингтон направил против него Энтони Уэйна, которого сами американцы звали «безумный Энтони», а индейцы уважительно «Сильный ветер».

Индейцы поддержали Англию против США и в войне 1812-1814 годов. Все же в основном в 1830-е гг. (после войн с индейцами при президенте Джексоне и Закона 1830 года о переселении индейцев – Indian Removal Act) для индейцев все закончилось выселением в резервации (по большей части в Канзасе) с получением копеечной компенсации за уступку миллионов акров земли. Например, мичиганские оттавы согласились на резервацию, ежегодную выплату 30 000 долларов в течение 20 лет, единовременную выплату 350 000 долларов наличными и покрытие своих долгов на сумму 350 000 долларов (по тем временам деньги немалые, но деньги имеют поразительное свойство улетучиваться). В 1855 году мичиганские оттавы подписали второй договор о выделении им наделов по 80 акров и роспуске племени. Они и земельные участки-то толком не получили (даже федеральные власти должны были вмешаться, чтобы прекратить мошенничество с индейскими землями на местах, но статус мичиганских оттавов как племени не восстановили). Отстоять племенной статус удалось оклахомским оттавам и еще двум осколкам племени вождя Понтиака.

Продолжение следует

 

image_pdfСохрани себеimage_printПечать
0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Alexander Ananiev

10
Комментарии: 0Публикации: 33Регистрация: 18-01-2022