В «ихнем» городе дождь, он идет днем и ночью. Поставлен рекорд «низости» температуры – выше +20 в конце сентября не поднималась, да и то пару-тройку дней, а по большей части держалась на уровне 10С. Экономия на электричестве за услуги кондиционера – это, конечно, большая прибавка к семейному бюджету, но варианты досуга ограничились. На прошлые выходные поехали в винарни, о способе функционирования которых писали в одном из осенних репортажей [подробнее о виноделии в штате Нью-Йорк см. Октябрь 2002 – Прим. авт.]. На этот раз под ливнем, молоком заливавшим лобовое стекло, заехали в самую новую (очень дорого тамошнее вино) и в самую старую, о которой вы уже знаете. Надегустировались, отоварились (набрали 2 ящика различных вин, некоторые из них поставляют к столу президента в Белый дом, что считается очень почетным).

Особенности ооновской рыбалки в осенний период

А на эти выходные нам поступило от ооновской тусовки — некоего клуба, который устраивает развлекаловку в узком кругу — предложение, от которого мы не смогли отказаться: поучаствовать в океанской рыбалке на открытом катере (если помните мартовский репортаж, то именно они нас приглашали на японскую чайную церемонию, где я своим исполнением русских народных песен завоевал их сердца и приглашение на очередные тусовки). Накануне, затаив дыхание, слушали прогнозы синоптиков, которые были неумолимы: «Нет, амнистии в этом году не будет». Все под тем же проливным дождем, скрипя зубами и скрепя сердце, погрузились в катер. Хорошо еще, что радушные хозяева заранее позвонили и с заявлениями о том, что «it’s a nice rainy day» (хорошенький дождливый денек выдался) предупредили, что у них есть дождевики – непромокаемые штаны и куртки, а также удочки для морской рыбалки и наживка.

Наша экипировка

Наша экипировка

Впрочем, как говорила приглашающая сторона, «если у вас есть любимые снасти, можете их взять с собой». Да, сказал бы на моем месте заядлый браконьер, парочки толовых шашек не мешало бы взять или, на худой конец, электроудочку. Но здесь не Россея, и пришлось удовольствоваться их снаряжением.

Что-то нам не везет с походными условиями (впрочем, как и всем жителям восточного побережья США, или Новой Англии) – они все более приближаются к боевым. Дождь лил, как из ведра. Рыбацкие робы были замечательные и вполне защищали от воды, но мы опрометчиво не надели сапоги, оставшись в кроссовках, которые через непродолжительное время совершенно промокли.

Так получилось, что, к сожалению, на саму рыбалку времени выпало не так уж много. Сначала нас 45 минут покатали по Ист-ривер, чтобы показать послу одной из африканских стран вид на ООН с оной реки (неприглядное зрелище), и только потом покатерили в открытый океан к месту рыбной ловли, которое выбирают в соответствии с показаниями эхолота. До места шли 45 минут (обратно, соответственно, не меньше). Дождь припустил еще сильнее. Мы уже сами чувствовали себя рыбами (видимо, хищниками), а потому перестали обращать внимание на водную стихию, сосредоточившись на ловле, тем более что с учетом обратной дороги, времени на саму рыбалку оставалось примерно час — полтора.

На удивление рыба бешено клевала. У меня три рыбины сорвались, причем одна, самая большая у самого борта, зацепившись за чужую снасть, а сачок подставить не успели. Затем, приноровившись, я поймал две сайды (bluefish – из нее обычно делают суши), причем одну — длиной в 64 см (на подсачнике стояла Лена), а напоследок вытащил маленького ската, пугливо поджавшего хвост. Лена вытащила сайду длиной в 70 см. Тащить ей было тяжело, поскольку рыба отчаянно упиралась, вырывая удочку и сгибая ее дугой, то уходя под катер, то стремясь подальше от нашего катера. Я предлагал Лене сменить ее, но она гордо отказалась: ведь ловим не ради пропитания, а ради фана, так что надо уж было испытать все до конца, и Лене все же удалось подвести ее к борту, а я подцепил ее сачком. Кроме нас ловили еще 5 человек и поймали всего только одну блюфиш-сайду поменьше наших, так что мы — рекордсмены. Ну, а потом мы опять долго плыли под проливным дождем, наблюдая, как из клубов тумана возникают то Статуя свободы, то Нью-Йоркские мосты, то небоскребы делового центра Манхэттена. На пристани нас встречали музыкой шотландские волынщики, правда, как оказалось, встречали не нас, а провожали других, но все равно было приятно.

По привычке уже промокшие и продрогшие, приехали домой, я затопил камин и почистил наши три рыбины, предварительно проведя документальную съемку (см. фото).

Демонстрация у камина

Демонстрация у камина

Наш улов

Наш улов

Рыбу пожарили и съели с Ирой (Иру не съели, да и рыбу целиком не осилили, две другие заморозили).

Ужин

Ужин

Посиделки с греческим домохозяином

На следующий день, в воскресенье я приводил в порядок огород и косил газон, улучив первый не дождливый день, после чего приехал наш домохозяин Тони на белом мерседесе с бутылкой граппы. Дело в том, что за стрижку газона Тони обычно подносит мне бутылку греческой водки Узо или виноградной чачи – граппы. Я узурпировал себе право стрижки газона, несмотря на аллергию к ядовитому плющу т.к. нанимаемый домохозяином (кстати, за немалые деньги) мексиканец косил все подряд, нанося ущерб нашим посевам. Вот я наказал его, отняв у него заработок. Необходимо также отметить, что Тони, считая наш бэкъярд образцово-показательным, даже водит на экскурсии по нашему огороду своих родственников и друзей из Греции. Придя к нам с бутылкой граппы, домохозяин застал нас за питием пива с устатку после огородных работ, но от распития этого прохладительного напитка наотрез отказался, указав перстом на бутылку водки «Столичная», ненароком стоявшую на столе.

Саша и Тони

Саша и Тони

Мы продолжали пить пиво, попробовав граппы, а он вкушал не без удовольствия наш российский продукт, приговаривая, что он грек, греком родился – греком и умрет. Мы уже чувствовали, что с уменьшением жидкости в бутылке, его «кончина» приближается, т.к. языком он ворочал уже неважно, а его, и в трезвом виде, «греческий» английский стал совершенно неразборчив. От предложений испить кофею он стоически отказывался – «А-а-а, нет, у нас, у греков обычай — после кофе водку уже не пьют, а если предлагают кофе, значит надо уходить». На себя же предложения кофе он никак не экстраполировал и пока не усидел 0,75 водки один (как я уже писал, мы пили пиво и немного попробовали граппы) он из-за стола не встал, с окончанием же напитка он сделал попытку подняться, которая ему почти удалась. Но, все же на выходе в вертикальное состояние центростремительные силы возобладали. Я с трудом довел Тони до машины и предложил довести до дому, но Тони сказал, что он в норме, и доказал, что ездит он гораздо лучше, чем ходит. Когда мы смотрели вслед мерседесу, создавалось полное впечатление, что за рулем трезвый добропорядочный водитель.

image_pdfСохрани себеimage_printПечать

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Автор публикации

не в сети 1 год

Alexander Ananiev

Комментарии: 0Публикации: 62Регистрация: 18-01-2022