Знаю я людей, любителей советской мифологии и политических детективов, которые специально из Тюмени, Екатеринбурга ехали в Герасимовку, деревню на северо-востоке Урала, чтобы лично разобраться, засвидетельствовать почтение, презрение, удивление судьбой героя, предателя, несчастного ребенка, ставшего заложником грозных времен в истории нашей страны, — Павлика Морозова.
Отправляясь по делам в восточном направлении Свердловской области, я напрочь забыла все их рассказы.

Сухой Лог, Курьи

Выполнив работу в Сухом Логу, городе, индустрия которого связана со строительными материалами, мы получили приятную возможность отдохнуть в пределах санатория Курьи — на границе Урала и Зауралья, испытать удовольствие от купания в бассейне с железосодержащей водой, прогулки по аллеям и фотосессии на крутых берегах реки Пышмы.

Один из старейших (с 1870) курортов Среднего Урала, он знает немало историй, но мы выбрали скалы. Находясь на левом берегу р. Пышмы, мы с выгодной позиции — скалы «Три сестры» (трагическая легенда о неразделенной любви, нежелании сестер соперничать за одного избранника) — обозревали правый берег и поселок, памятники горноуральской природы.

Встретились геокешеры,  у которых где-то ниже ротонды был запрятан клад.

Тавда

Город мы почти не видели из-за работы. Клюква, грибы и рыба, которыми нас угощали, вызвали погружение в древний мир натурального хозяйства и промыслов, неведомых горожанину. Проводы закатного солнца на реке Тавде казались достойным завершением путешествия.

И вдруг выходной мы получили самый неожиданный. Экскурсионную поездку в деревню Герасимовка, когда-то известную каждому школьнику, на родину Павлика Морозова.

Герасимовка, музей Павлика Морозова

В советские годы по 10-15 автобусов ежедневно привозили туристов со всей страны. Сегодня это редкое явление.

Кто мы, современники деклараций прав ребенка и ювенальной юстиции, чтобы судить малограмотного подростка за мифы, которые изобрели вокруг его судьбы? Честно, я даже не вникала во все версии произошедшего жестокого убийства детей. Месть «зажимщиков народного добра» честному пионеру? Расправа семьи отца — с сыном, вступившимся за брошенную с детьми мать? Проделки НКВД ради дискредитации противников колхозов? Уголовщина лесных банд? Тайна и мрак.

Намного интереснее было вникнуть в уклад крестьянской жизни, рассмотреть экспонаты, пусть новодельного, дома семьи Морозовых и, особенно, в облик школы, в которой учились Павел и другие дети. Казалось, что именно этот класс изображался на страницах букварей, всегда светлый и оптимистичный. Одна из советских легенд начиналась отсюда.

Современные дети творят свои мифы — у памятника Павлу Морозову оставляют трогательные записочки с просьбами о помощи в самых разных нуждах — от удачи в ЕГЭ до примирения с друзьями и родителями.

Покидая северо-восточный Урал, уютно упаковали туесы с клюквой и копченых язей, которых, не исключено, выловили шустрые, востроглазые, проворные тавдинские мальчишки.

 

1