Идейно-пропагандистские экскурсии на статую Свободы и о.Эллис

Погода в начале октября установилась по московским меркам августовская. Нам пока везет в том плане, что дожди идут по будням, а по выходным сияет солнце (обычно, по закону подлости, бывает наоборот – бутерброд падает дождями по выходным). В субботу 5 октября мы совершили идейно-пропагандистскую экскурсию на статую Свободы и на о.Эллис, куда с 1892 по 1954 год причаливали корабли с иммигрантами, чтобы властям было удобнее их регистрировать.

Иммигранты на прибывшем в США корабле

Иммигранты на прибывшем в США корабле

День был настолько теплым, что мы вышли на верхнюю открытую палубу катера.

Идея подарить американцам статую к 100-летию США пришла в голову французам в 1865 году за ужином у историка Эдуарда Лабулайе (видно, шампанское текло рекой). Образованный тогда же комитет направил в США скульптора Бартольди (за 2 года до ужина проигравшего конкурс на проект маяка в Суэцком канале). Подплывая к Нью-Йорку, Бартольди, пораженный великолепным видом, определил и место для своей статуи при входе в гавань. Французский комитет обязался собрать деньги по подписке на саму статую, а комитет с американской стороны – деньги на пьедестал. Первоначальная смета была определена в 250 тыс. долл. – по тем доинфляционным временам сумма немалая. Бартольди создал статую по образу и подобию своей матери, а внутренний металлический каркас, на который крепились 300 медных листов оболочки, заказал сделать Г.Эйфелю, позже построившему башню своего имени в Париже. Понятное дело, стоимость работ и материалов, перевозки возросла до 400 тыс. долл., и средства «добирали» в том числе и с помощью композитора Гуно, сочинившего кантату «Свобода». 4 июля 1884 года статую передали в дар американскому народу в лице посла США во Франции. Поэтесса Эмма Лазарус написала стихи «Новый колосс», выгравированные позже на пьедестале.

С американской стороны сбор средств продвигался туго: копию верхней части статуи с факелом и головой представили в Филадельфии, на выставке к 100-летию США, публика рядом с ней фотографировалась, но кошельки не развязывала. Тогда редактор газеты «New York World» Иосиф Пулитцер (ежегодная премия его имени – самая престижная в США в области журналистики) призвал простых американцев вносить деньги по копеечке (это же дар народа народу, а не французских миллионеров американским миллионерам). Сыграл он на жажде славы, обещая опубликовать имя каждого спонсора, независимо от внесенного вклада, и дело пошло. В 214 ящиках статую перевезли через океан, пьедестал для нее спроектировал знаменитый американский архитектор Ричард Хант, и в октябре 1886 года под грохот канонады трехсот кораблей президент Кливленд открыл статую.

Открытие статуи Свободы

Открытие статуи Свободы

Накануне нашего визита по ТВ 13-й общественный канал крутил фильм об истории создания статуи, в котором доводил до сведения граждан, что факел и книга в руке статуи – суть масонские знаки и что Лабулайе сотоварищи были масонами.

Привезенные элементы статуи

Привезенные элементы статуи

Дальше паром отправился на о.Эллис (Ellis Island).

Остров Эллис, куда прибывали иммигранты

Остров Эллис, куда прибывали иммигранты

В самом здании, где проходила регистрация иммигрантов, сейчас представлены диаграммы въезда-выезда из страны. В 20-ом веке 36 млн. въехало и 12 млн. выехало; пик «заезда» приходился на 1880-1920 годы, по большей части на начало 20-ого века (особенно 1907 год – 1 млн.чел.), когда развитие транспортной сети в Европе позволило из своей богом забытой деревни по ж/д добраться до морского порта. Сначала прибывали немцы, ирландцы и «разные прочие шведы», а за ними потянулся народ из Центральной и Восточной Европы – итальянцы, поляки, чехи, русские, евреи.

В музее острова Эллис

В музее острова Эллис

Характерно, что индейцев к началу активного заселения Америки европейцами в середине 17 века насчитывалось 5 млн., а к началу ХХ века осталось 250 тыс. (сейчас, благодаря неустанным заботам государства их численность возросла до 500 тыс.чел.), но об индейцах поговорим попозже.

На эту экскурсию мы потратили полдня: сначала стояли в очереди за билетами, потом в очереди на катер. Очередь продвигалась медленно, так как в целях безопасности, тем более что дело касалось одного из символов США, «трясли» экскурсантов особо тщательно. От острова, на котором стоит статуя Свободы, катер отправляется на остров Эллис, и только оттуда можно вернуться на Манхэттен.

Впоследствии, уже приобретя некоторый опыт старожилов, мы своим гостям, обычно пребывавшим в цейтноте – посмотреть максимум за минимум времени – советовали пользоваться общественным транспортом, а именно паромом, что бесплатно доставляет пассажиров с Манхэттена на Стейтен Айленд. Паром проходит мимо статуи Свободы, вид на Манхэттен, что с экскурсионного катера, что с парома великолепен, фотографии на память получаются отличные, а все путешествие занимает часа полтора-два, если быстро сойти на берег Стейтен Айленда и успеть на паром, отходящий в обратную сторону.

Впечатления о прошлогодних разрушениях, нью-йоркском метро и бруклинском ботаническом саде

После идейно-пропагандистских экскурсий наш путь лежал на юг Манхэттена к площадке Всемирного торгового центра (WTC), стоявшего совсем близко. Сейчас это просто расчищенный котлован, обнесенный металлической сеткой. Как я уже писал в февральских заметках, зрелище пустого котлована с бойко торгующим универмагом и завешенным черной тканью полуразрушенным небоскребом по соседству навевает жуть. Контраст особенно очевиден, если смотреть на котлован со смотровой площадки Всемирного финансового центра (WFC), что через дорогу (Henry Hudson Parkway). Входишь в здание со стороны чистой нарядной набережной с пришвартованными белыми яхтами, проходишь в зимний сад с пальмами высотой этажа в три и с балюстрады «красивой жизни» ужасаешься пустоте. Весь мир в прямом эфире видел, как падали башни и гибли люди, но мне не по себе было именно от тишины и пустоты. [За пять лет нашего пребывания в Нью-Йорке споры о дальнейшей судьбе этого места так и не разрешились: патриотический настрой общественности, финансовые интересы застройщиков и личные чувства родственников погибших примирить не удавалось: мемориал жертвам, музей свободы, деловой центр в небоскребе еще выше прежних башен или все вместе? – разногласия то утихали, то вспыхивали новым скандалом. – Прим. автора].

Мы спустились в метро (поскольку изначально намеревались посетить три достопримечательности, то трижды искать стоянку для машины при вдвое возросших штрафах за парковку в неположенном месте (115 долл.) было бы проклятьем, платить же за парковку в подземном гараже по 15-17 долл. за полчаса – разорением. К тому же, «на новенького» Ираиде Ивановне хотелось посмотреть метро, так что машину оставили на 64-ой стрит в служебном гараже. Нью-йоркская подземка знаменита своим жалким видом и неудобством, в чем Ираида Ивановна смогла убедиться на собственных ногах: эскалаторы практически отсутствуют, станции — душегубки, с низкими потолками, замызганные; лестницы узкие и крутые; разделения пассажиропотоков нет в принципе – через те же турникеты народ входит и выходит; переходы длинные и несуразные.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/4421565/pub_6087314a12168a27a365df72_6087438276dc923e2d1582ba/orig

При нас у одного пассажира по поводу запутанности переходов началась просто истерика: «Не понимаю, почему я должен идти в эту сторону, а не в другую, вверх, а не вниз, не понимаю!». Единственная отрада – вагоны, оборудованные кондиционерами (впрочем, кондиционеры – не роскошь, а средство выживания: если бы их не было, то народ бы давился от удушья, как нелегальные китайцы в тоннеле под Ла Маншем).

Мы хотели доехать до Чайна-таун, но, запутавшись, попали на станцию, через которую идет только экспресс-поезд, поэтому пришлось проехать на 3 остановки дальше — до станции, где останавливается и экспресс, и местный поезд (local – идет со всеми остановками), пересаживаться и ехать в обратную сторону.

В вагоне нью-йркского метро

В вагоне нью-йркского метро

В Чайна-таун показали Ираиде Ивановне цветастые лавки китайцев, пообедали в ресторанчике, дорвавшись до пива, заслуженного честной туристской беготней. Уже без приключений, по прямой на местном поезде доехали до гаража, где пересели в машину. Ираида Ивановна призналась, что даже представить себе не могла, насколько метро может быть отвратительным. Больше, обещала она, не будет проситься покататься на нью-йоркском метро. Домой вернулись к 9-ти вечера.

В воскресенье, 6 октября, по облегченному варианту и совету подруги Иры покатили в Бруклинский ботанический сад на праздник перца-чили. Бруклин, до начала прошлого века живший отдельной от Нью-Йорка жизнью, поскольку не входил в черту города, низкорослый и облезлый, похож, по оценкам Ираиды Ивановны, на Подольск 60-х годов. Сам ботанический сад порадовал глаз: в саду большой розарий с остатками его былой летней роскоши; японский садик с прудом, в котором плавают утки, жирные престарелые золотые рыбины и черепахи; два пруда с разных цветов лилиями, оранжерея с бонсаями – самому старому, можжевельнику, 145 лет, и пр.

Бруклинский ботанический сад

Бруклинский ботанический сад

Само празднество проходило под большим шатром, где музыкальные группы поочередно играли латиноамериканскую музыку, и тут же была организована продажа всякой еды, приправленной перцем, и самих растений, преимущественно декоративных, какие есть и в Москве. Мы выбрали уху с кукурузой, умеренно острую по уверениям организаторов. Надо ли говорить, что представления об умеренности могут быть разными?

Погуляв пару часов, мы отправились домой, но на уже знакомую вам по моим рассказам дорогу N 278 вырулить не сумели (пересечение с дорогой на карте вовсе не означает, что на нее есть выезд). Решили поехать по скоростной дороге на западной стороне Манхэттена, где час простояли в пробке и прибыли домой к 5 вечера. Суматошный уикэнд закончился.

О памятнике ноге, Тадеуше Костюшко и Вэст Пойнте

Печальные и трагические московские события личного и общественного плана (Норд-Ост) выбили из колеи [Террористический акт на Дубро́вке — 23-26 октября 2002 г. группа чеченских боевиков во главе с М.Бараевым захватила и удерживала заложников из числа работников, зрителей и актёрского состава мюзикла «Норд-Ост» в здании Театрального центра. Погибли 130 человек – Прим. авт.].

Стало рано темнеть, и в дальние походы при уже объезженной ближней округе отложены до тепла и света. Последний большой выезд мы предприняли в середине октября – поехали вдоль восточного берега Гудзона (какой из них правый и, соответственно, левый, для меня – темный лес: то ли вниз по течению, то ли на карте). Осенью округа – просто загляденье по причине разноцветья, как в фильме «Брат-2»: желтый, красный, багровый, зеленый, серобуромалиновый.

Только в трех ареалах — на северо-востоке США, на Корейском полуострове и на севере Европы – бывает «бабье лето» подобной красоты. В США обслуживание любителей природы в период «осеннего листопада» (fall foliage) – многомиллиардный бизнес.

Медвежья гора на берегу Гудзона

Медвежья гора на берегу Гудзона

Дорога вдоль реки идет по холмам серпантином, так что уши закладывает. Первая остановка – у большого парка «Медвежья гора» (Bear Mountain), и в частности у заболоченного местечка под названием «Змеиный ручей». Разумеется, у пологого берега сначала жили индейцы, потом уже небезызвестный вам Ван Кортланд скупил у них эти земли и сдал в аренду поселенцам. В период I и II Мировых войн здесь размещались военные склады, от которых к нашему времени осталась часть, а остальное отдано под птичий заповедник, куда народ съезжается смотреть на пернатых в бинокли. Однако местечко не зря носит свое название: пока все смотрели в небо, любуясь ястребами, я углядел на валуне черную змеюку, гревшуюся на осеннем солнышке.

Следующая остановка – знаменитая академия Вест-Пойнт (West Point).

Академия Вэст Пойнт с высоты птичьего полета

Академия Вэст Пойнт с высоты птичьего полета

Название отражает суть – «Западный мыс», далеко вдающийся в реку (река здорово сужается). Во время Войны за независимость Гудзон имел стратегически важное значение, поскольку в случае захвата англичанами мог отрезать северные штаты от южных. В 1775-1783 годах американцы здесь построили два форта. Для Западного местоположение выбрал Дж.Вашингтон, а спроектировал форт Тадеуш Костюшко [военный и политический деятель Речи Посполитой и США, участник Войны за независимость США, руководитель польского восстания 1794 года. В 1776 году Костюшко в звании полковника Континентальной армии принял участие в войне за независимость США. В качестве военного инженера он разрабатывал укрепления и руководил их строительством, в том числе форта в Вест-Пойнте. Континентальный конгресс повысил его в бригадные генералы. После второго раздела Речи Посполитой, в марте 1794 года, он организовал и возглавил восстание. В октябре 1794 года российские войска разбили главные силы повстанцев, а самого Костюшко взяли в плен. В 1796 году, после смерти Екатерины II, Павел I помиловал Костюшко, и он эмигрировал в США. В 1798 году вернулся в Европу и долгое время жил во Франции. – прим. автора].

Вторым фортом стал форт Конституции. Форты были предназначены для того, чтобы не пропустить англичан и гессенцев с севера из Канады, а ниже по реке — форт Вашингтон и форт Ли у нынешнего моста Дж.Вашингтона, чтобы защитить Манхэттен. Было еще два небольших форта (Монтгомери и Клинтон) у Медвежьей горы. Англичане в 1776 году захватили все форты, Вашингтон потерял в один день четверть своей армии, за исключением Вест Пойнта, гарнизон которого не сдался.

Для обороны американцы использовали разные трюки: один фермер с дипломом медика сконструировал батискаф «Американская черепаха», в котором перемещался под водой, ставя «торпеды» на вражеские корабли. На протяжении 50 миль были возведены маяки, по сигналу которых народ из Нью-Джерси и Коннектикута поднимался оборонять Нью-Йорк. Плотники по примеру жителей Филадельфии сооружали «фрислендских лошадей» (плоты с металлическими ежами, погружаемые на дно реки), кузнецы ковали «цепочки для часов генерала Вашингтона» — цепи, которыми перетягивали реку.

С фортом «Вэст пойнт» связана одна из знаменитых историй времен Войны за независимость – измена бригадного генерала Бенедикта Арнольда, командовавшего фортом.

За три года до предательства Б.Арнольд стал героем захвата крепости Тайкондерога и особенно битвы при Саратоге (1777 г. – см. ниже). Он поднял войска в атаку, проскакав под пулями перед линией фронта англичан, и был ранен в ногу (он не позволил ее ампутировать, лишь через несколько месяцев смог ходить, но левая нога стала короче на 5 сантиметров).

Депеша № 26 о памятнике ноге, Тадеуше Костюшко и Вэст Пойнте

Поговаривают, что где-то стоит памятник всем генералам Войны за независимость, но только Б.Арнольд увековечен лишь левым сапогом (ваять фигуру предателя в полный рост не стали, но из истории войны ни его заслуги, ни его предательство не выкинуть). На самом деле, это памятник раненой ноге Арнольда, но никогда и нигде сомнительного героя не упоминают по имени.

Памятник раненой ноге полковника Арнольда

Памятник раненой ноге полковника Арнольда

То ли долги, то ли женитьба на дочери лоялиста (сторонника Британии), то ли уязвленное самолюбие толкнули Арнольда на измену, но факт тот, что в 1780 году, получив командование фортом, он предложил англичанам сдать Вэст Пойнт за 20 000 фунтов стерлингов. Его связного, британского майора Джона Андрэ, случайно поймали и обнаружили в подметке письмо Арнольда англичанам с планом захвата форта и протоколом заседания военного совета у Дж.Вашингтона.

Патрульные, арестовав Андрэ, поняли, что речь идет об измене, но, будучи малограмотными, не разобрали, кто же именно предатель, и о поимке Андрэ сообщили Арнольду, что позволило тому вовремя сбежать. В тот же день Дж.Вашингтон приехал в форт и был удивлен тем, что командующий не вышел его встречать. Вскоре все раскрылось.

Позже Б.Арнольд вернулся в Америку как британский бригадный генерал и совершал атаки на тех людей, которыми когда-то командовал. Теперь Бенедикт Арнольд возглавлял британские войска против своих бывших соотечественников. Однажды в Вирджинии, он спросил у одного из пленных офицеров, сторонника независимости, что американцы сделают с ним, если его поймают. Офицер ответил: «Они отрежут вам ногу, которая была ранена, когда вы славно сражались за дело свободы, а остальную часть тела повесят на виселице».

Плененный Андрэ был весьма обаятельным молодым человеком. Впрочем, обаяние не помешало ему ранее в захваченной англичанами Филадельфии вывезти вещи из дома одного из отцов-основателей США Б.Франклина (видимо, по приказу вышестоящего офицера). Позже Лондон возвратил американцам портрет Франклина, и он теперь висит в Белом доме. Многие выступали за помилование Андрэ, а сам он обратился к Дж.Вашингтону с прошением заменить повешение расстрелом. Военнопленных, тем более офицеров, содержали в приличных условиях (даже в семьях местных жителей) и предпочитали обменивать. Однако Андрэ был задержан не в военной форме, а в гражданском платье, и потому считался шпионом. Обменять Арнольда на Андрэ англичане отказались. К тому же, в 1776 году англичане повесили американского шпиона Натана Хейла (Nathan Hale), которому был всего 21 год. Местом его казни считается угол 66-ой улицы и 3 авеню на Манхэттене, о чем свидетельствует табличка на доме у входа в магазин “Banana Republic” – в одной улице от здания Постпредства России при ООН. Так что будете проходить мимо, обратите внимание. Андрэ повесили в том же 1780 году, а на месте его ареста, в Тэрритауне (о нем мы упоминали, как о городке на границе 25-мильной зоны для российских дипломатов), стоит единственный, пожалуй, памятник шпиону.

После войны Дж.Вашингтон настаивал на необходимости учредить военное учебное заведение, но Т.Джефферсон возражал, указывая на отсутствие соответствующего положения в Конституции страны. Однако, став президентом США, Джефферсон сам подписал указ о его создании. Академия открылась в 1802 году и выпустила 50 000 лейтенантов армии, в том числе генералов Гранта, Ли, Першинга, Макартура, Эйзенхауэра, Шварцкопфа.

Академия Вэст Пойнт

Академия Вэст Пойнт

В саму академию мы не пошли (поджимало время, да и Саша американской армией сыт по горло с 1994 года) [О пребывании на военных базах в 1993-1994 гг. будет посвящена отдельная депеша – прим. автора]. По фильмам-боевикам мне казалось, что в академию принимают «взрослых», однако в сей воскресный день академию осаждали родители, приехавшие навестить своих молоденьких цыплят-сыновей в довольно скромной кадетской форме фиолетово-мышиного цвета с черными лампасами (поэтому выпускников академии называют “длинной серой линией» (“the long grey line”).

Праздник окончания Академии

Праздник окончания Академии

О самой старой винокурне и энофилах в Белом доме

Мы давно подумывали съездить в самую старую в США винокурню “Brotherhood Winery” («Винокурня братства») в Вашингтонвилле (Washingtonville) (теперь вы понимаете, почему мы не пошли смотреть пушки и танки?). Притулилась она в довольно скромной округе, мы ее чуть не проскочили и не заплутали только благодаря моей интуиции и вострому глазу.

Самая старая винодельня

Самая старая винодельня

Виноград в долине Гудзона начали возделывать еще гугеноты. Основана винодельня всего-навсего (по нашим меркам) в 1839 году и располагает самыми большими подвалами в стране. Эту винодельню открыли два брата (винодельня переходила из рук в руки всего четыре раза), но затем название стало ассоциироваться с монашеским орденом, поскольку предприятие заключило договор с церковью и производило вино для причастия, что, собственно, позволило ему выжить позже, во времена сухого закона. Бочки отчищали вручную, пролезая в узенькие отверстия, а затем обкуривали дымом серы, чтобы вытравить всех микробов, оставшихся с предыдущего «розлива».

Дегустация прошла на уровне: нам раздали винные карты и карандашики, чтобы мы отмечали особо понравившиеся марки. Ираида Ивановна отнеслась к делу ответственно, так что ей пришлось несколько передохнуть после 10 марок вин. Я прагматично встал в очередь для закупки вина по итогам дегустации.

Винный магазин при винодельне

Винный магазин при винодельне

А Лена с Ириной отправились на следующую дегустацию более высокого уровня и не пожалели. Оказывается, из каждого винодельческого штата Белый дом отбирает для своего внутреннего потребления одну марку вина. Штат Нью-Йорк представлен Йоганнесбургским рислингом «Винокурни братства» – вещь, доложу я вам: у Белого дома губа – не дура.

Лучшее вино Штата Нью-Йорк, поставляемое в Белый дом

Лучшее вино Штата Нью-Йорк, поставляемое в Белый дом

Дали нам отведать и драгоценного вина «Марьяж» — смесь шардоне с каберне, образовавшуюся по сущему произволу. В начале 1990-х годов новые хозяева откопали в подвалах каберне, залежавшееся вместо 6 месяцев на 5 лет. Каберне на четверть разбавили шардоне и отправили на конкурс вин. Данное новообразование получило 1 место, а затем его продавали на аукционе Сотбис (Sotheby’s) по 800 долларов за бутылку. Я закупил ящик разных бутылок, набравших по нашим профессиональным отзывам наивысшие баллы, который мы вкушали в последующие выходные вечерком у камина, вернувшись с прогулки или огородных работ.

Последняя остановка – поселение гугенотов начала 17 века. Уютная деревушка на берегу реки, часовенка, кладбище, кирпичные дома на низком фундаменте, в одном из которых проводили петушиные бои. Управлялась советом из 12 ответственных квартиросъемщиков – в смысле арендаторов.

Поскольку стремительно темнело, до самой старой таверны США — в Кингстоне — не доехали. Обратно отправились по автостраде, рассчитывая побыстрее добраться домой, но не тут-то было: застряли на 2 часа в пробке у моста Tappan Zee – оказалось, в аварии дотла сгорела машина (остался один остов). Хорошо еще, что по путешественнической привычке, то есть «хотишь-не хотишь», на дорожку (длиной 170 км) забежали оправиться (вдоль автострады тянется металлическая сетка, чтобы не выбегали косули, так что в лесок не сбегаешь). Парясь в пробке, народ балдел: с нами заводили разговор из соседних машин, выходили размяться, дергались в машинах под музыку. Однако у нас с собой было (целый ящик), так что по приезде сняли стресс (в дороге Лене с Ираидой ивановной пришлось проявить со мной солидарность).

Шардоне-ты-мое-Каберне – от того, что я с севера что-ли…,

О тыквах, политизированном Хэллоине и Нью-Йоркском марафоне

Давно не писал, поэтому сразу отчитываюсь за целый месяц. В октябре мы много путешествовали по долине Гудзона (я вам описывал их), но не рассказал пока о тыквенных полях, а они произвели на нас большое впечатление. Тыквами засажены огромные пространства и, когда едешь по дороге, сколько хватает глаз всюду тыквы, тыквы, тыквы…

Тыквенные поля

Тыквенные поля

Об этих тыквах мы вспомнили 31 октября – в День всех святых “Halloween”. Дома и палисадники жители начали заранее «украшать» тыквами, чучелами, скелетами, привидениями, паутиной, зелеными трупиками в черных накидках с капюшонами.

Декарации перед Хэллоуином

Декорации перед Хэллоуином

Декарации перед Хэллоуином

Декорации перед Хэллоуином

В этот вечер дети ходят ряжеными по домам, собирая дань конфетами, орехами и прочей снедью. Мы же отправились на Манхэттен в Гринвич виллидж, где по 6 авеню уже 29 лет проходит парад 30 тысяч всяких чудищ, собирающих толпу зевак в 2 миллиона человек. Сам парад мы толком не разглядели, поскольку припозднились и не успели занять место обзора, но ряженых гуляло внавал, так что представление получили. Не обошлось и без политических лозунгов типа плаката «Внешняя политика Буша» на шкафу со скелетами или лозунгов «зеленых», масок Клинтона и Никсона, разъезжающих в лимузине. В основном народ был одет ведьмами, чертями, вампирами. Кто-то бродил полуголый в носках и нижнем белье, кто-то разрисовал себя немыслимыми ядовитыми цветами фиолетового, зеленого, красного под оборотней. Подавляющая часть – молодежь, студенты.

Хэллоуинский парад

Хэллоуинский парад

3 ноября Ира нас уговорила смотреть нью-йоркский международный марафон. Мы обосновались в южном Бронксе у моста, ведущего с Манхэттена. Стартовали 10 тыс. участников на Стейтен-айленде, завернули на Манхэттен, пробежали через Бруклин и Квинс, забежали в Бронкс и обратно на Манхэттен в Центральный парк. Сначала показались инвалиды на колясках, за ними – женщины, стартовавшие раньше основной группы. Россиянки были в числе первых. Удивило обилие французов, за которых активно болела Ираида Ивановна [до марта 2003 года – начала войны в Ираке, против которой активно выступила Франция, можно было публично выражать Франции поддержку, а потом – не моги – Прим. автора].

У Лены 1 канал американского ТВ взял интервью, но фотодокументы предъявить не можем по причине моей нерасторопности (не сообразил вовремя заснять сей исторический момент на камеру). Да и полюбоваться вечером у телевизора светлым ликом Елены все равно не смогли бы, поскольку 1 канала у нас нет. Мы еще погуляли в этом районе с антикварными магазинчиками, подивились на древний пылесос, работавший в свое время на электричестве и мазуте, а ныне прикованный цепью к фонарному столбу на улице, а толпа бегунов все прибывала. Последние участники прибыли к финишу ближе к вечеру.

Нью-Йоркский марафон

Нью-Йоркский марафон

О нашем бэкъярде в осенний период, зоопарке и Дне благодарения накануне «черной пятницы»

В дрянную погоду поехали на ту сторону Гудзона к тому же мосту Tappan Zee в торговый центр “Palisade mall” – целый городок с несколькими магазинами, кафе и детскими площадками с каруселью под одной крышей, что и у нас сейчас строятся вдоль МКАД. И.И. все недоумевала по поводу безлюдности спальных пригородов – а люди шоппингуют, проводя в моллах всей семьей весь день.

Не оставили мы вниманием и свой бэкъярд-огород: урожай получили на славу. Наш домохозяин Тони даже приводил своих друзей-греков показывать наши успехи. Те не преминули предлагать мне на следующий год выращивать томаты совместно.

Вот такие помидоры выросли

Вот такие помидоры выросли

В конце октября мы очистили грядки, посадили пару молоденьких персиков (старый персик лендлорд Тони спилил нам на дрова для камина), обложили скос вокруг персика на склоне камнями, посадили вокруг персика цветы, присыпали все цветной щепой. Мы на следующее утро после огородных работ собирались по причине временной погодной амнистии в зоопарк. Ира с сыном нас уже ждала, но прикатил Тони, и стало ясно, что это надолго. Тони был растроган нашими трудами донельзя и в порыве чувств привез нам сосновых чурбанов. Я вышел к нему в тапочках, а Тони позвал в чем есть за остальными бревнышками, которые не хватило сил притащить самому. Чурбаны были свалены у дороги перед соседним от него домом, то есть на выброс, но на заднем дворе красовались бревнышки что надо, и душа Тони не выдержала. Вместе с одетым в тапочки иностранным дипломатом Тони позвонил в дверь соседям: «Вам дрова нужны?» (как в анекдоте). Соседи не поняли вопроса, но Тони не стал уточнять, а расценил это как признак отрицания нужности чурбанов, махнул мне рукой и мы погрузили бревнышки в машину и прикатили обратно. Потом быстренько распихали чурбаны в гараже и помчались в зоопарк.

Под зоопарк отведена огромная территория в Бронксе, его сотрудники проводят и большую научную работу. Вольеры просторные, но на солнышке зверье разнежилось и по преимуществу пребывало в дреме: гризли, белые медведи дрыхли, жирафы лениво слонялись из угла в угол, горилла нехотя что-то жевала, леопарды милостиво подошли поздороваться.

В зоопарке

В зоопарке

Птицы, переведенные на зимние квартиры, весело щебетали о чем-то своем. Около павильона с представителями семейства мышиных остановился паровоз – мы так и не выяснили, почему он выбрал эту коммуну, при том, что неподалеку раскинулось озерцо с розовыми фламинго.

В коммуне остановка

В зоопарке остановка

Как повествовала сопроводиловка, розовый цвет они приобретают, поедая креветок и еще каких-то содержащих пигмент рачков, иначе фламинго были бы белого цвета. Террариум со всякими гадами хорош (вообще-то мы собрались в зоопарк по причине погожего дня, а Ира с сыном сделали свой выбор, прочитав заметку о гибели самого большого в мире питона, обитавшего в НЙ зоопарке, но поразил нас павильон «Мир джунглей». Все воспроизведено в натуральную величину с дождями, влагой, лианами и цветами (самый большой цветок в мире похож на рыжую лепешку с запахом гниения, которым он привлекает мух, коими и набивает свое с позволенья сказать брюхо). Скачут мартышки, бродит тапир, на дереве разлеглись две пантеры, в водоеме плавают огромные рыбины.

В мире джунглей

В мире джунглей

Протопали мы по воскресному зоопарку достаточно, так что, вернувшись из мира животных, с особым удовольствием на бэкъярде отметили с соседями-корреспондентами окончание лета (вовремя, надо сказать, — с первой недели декабря начались морозы).

В понедельник, пока мы были на работе, Ираида Ивановна пережила тревожные часы: под нашей квартирой в гараже что-то долбили так, что дом трясся — видимо, рыли подвал. Открыв гараж, мы увидели наколотые дрова. Естественно, русским хорошо известно, что такое колка дров, а это, оказывается, Тони с нанятым мексиканцем кололи дрова непосредственно на бетонном полу.

В День Благодарения нас пригласила Ира на индейку, посидели душевно, но, сколько ни старались (особенно я), с самой маленькой выбранной ею птичкой справились лишь наполовину. На следующий день после праздника магазины устраивают грандиозную утреннюю распродажу (с 6-7 до 11 часов утра). У этой распродажи два названия – распродажа для «ранних птичек» (это ясно) и «черная пятница» [можно ли себе представить, что в 2002 году в России «черная пятница» еще не наступила – прим. автора ].

Оказалось, что столь мрачно сей радостный день обозвали бухгалтеры, поскольку с красного цвета, обозначающего убыток, они переходят, благодаря обороту, на черный цвет прибыли. Мы эту попытку пропустили, и не напрасно: по ТВ показывали тысячные очереди, выстроившиеся у моллов с 4-5 утра. Накануне, в День Благодарения, уплетая индейку, народ изучает объявления о распродажах в разных магазинах, строит стратегию и тактику, объединяясь с родственниками и соседями.

Ожидание открытия магазина в "черную пятницу"

Ожидание открытия магазина в «черную пятницу»

После Дня Благодарения (индейцы по понятным причинам его не празднуют – накормили они голодных поселенцев, а те их истребили почем зря) начинается сезон Рождества. С первого уикэнда декабря открывается самая большая елка Нью-Йорка у Центра Рокфеллера (этой традиции 70 лет, если вы помните историю Центра, изложенную ранее). Елка (70 лет от роду) уже установлена, но пока не украшена, хотя каток уже работает (мы в последние выходные ноября проехались по 5-ой авеню показать И.И. эту часть города при свете, определить степень готовности города к Рождеству, чтобы потом со знанием дела прокатиться вечером при иллюминации). Напротив Центра самый модный магазин «Сакс на 5-ой авеню» (Saks 5th avenue) уже разукрашен, в соседнем с Саксом самом главном соборе города – соборе св. Патрика – кардиналы вели на испанском службу для никарагуанской общины. Публики на улице – тьма-тьмущая, гуляют семьями, закупают рождественские подарки. Одеты, как принято в НЙ в межсезонье, — кто в шубе, кто в шортах, кто в шикарной дубленке «под шкуру» (как этот стиль будет по-русски?) с дизайнерской рваной дыркой на попе, продуманной модельером бессонными ночами. По всему городу раскиданы елочные базары.

О нью-йоркском снегопаде и концерте Д.Голощекина на Брайтон бич

Долго не отвечал по двум причинам. Во-первых на работе времени не было, крутился как белка в колесе. Из миссии в ООН и обратно по пять раз на дню до позднего вечера, и эта запарка кончится только накануне рождества. А во-вторых, дома компьютер недели две не работал, был сбой, который только-что починили.

А у нас сегодня снег метет с утра. Радио говорит, что навалит 20 см снега. Как в России. Только здесь это стихийное бедствие. Кругом аварии и пробки на дорогах. Я сейчас звонил домой: Лена с мамой сидят у окна и наблюдают, как на нашей горке машины устроили затор. Буксуют, стали враскаряку, а разъехаться не могут. Мама смотрит и приговаривает (по Задорнову): «Ну тупые! Ну тупые!» Наши бы давно сообразили, что надо друг друга подтолкнуть. А эти нет.

Рождественский снегопад 2002 года

Рождественский снегопад 2002 года

А на прошлой неделе еще сияло солнце, мы ходили в зоопарк (см. фото) и любовались фауной. Маме, которая уже начала порядком скучать, нашли родной железнодорожный паровоз, у которого уже несколько лет «в коммуне остановка». Так и развлекаемся.

У паровоза

У паровоза

Как вы уже поняли моя мама еще здесь, на нью-йоркщине. Но, после задушевных писем от дочери и внучки мама, как я ее не уговаривал задержаться на Рождество и Новый год, оставила все сомнения и готовится к возвращению. Уезжает 20-го декабря. У внучки 26 декабря день Рождения и бабуля везет ей подарки.

Вчера ездили со знакомой парой на Брайтон, в только что открывшийся ресторан «Де Рибас», слушать Давида Голощекина, известнейшего (может быть самого известного) нашего Питерского джазиста, который давал там единственное выступление в Нью-Йорке. Ресторан (человек на 80) поразил дорогими скатертями на столах, необычным для Нью-Йорка изысканным интерьером (как будто находишься на дерибасовской улице, по середине которой проходит ряд старинных фонарей, а по бокам тянутся стены домов XIX века с колоннами, окрашенными в пастельные цвета, и подсвеченными окнами, этакая декорация).

Внутренний интерьер ресторана "Де Рибас"

Внутренний интерьер ресторана «Де Рибас»

Вместе с тем, ресторану были присущи и советские «прелести»: ненавязчивый сервис и треснувшая раковина в туалете (а ресторан только что открылся). Наши люди (я имею в виду советских эмигрантов) экономят на мелочах, а на большие затраты не скупятся.

Об официантах отдельный разговор. На билете ценой в 40 долл. за вход значилось: «Один drink и легкая закуска». Нам достался официант-бендюжник, похожий на артиста Гаркалина, когда он играет идиотов, как, например, в фильме Меньшова про найденный большой алмаз «Ширли-мырли». Только Гаркалин брюнет, а у этого волосы были соломенного цвета. Так вот, спрашивает он нас, мол, чего будете заказывать. Мы говорим: 2 «маргариты», джин с тоником и «текила сауа» (т.е. с кислым соком). Официант спрашивает: «То есть всего 5?». Мы говорим как же, помилуйте пять, когда четыре. Он опять перечисляет: 2 «маргариты», джин с тоником, «текила сауа», ну пять же. Еле убедили его, что джин с тоником это один напиток. Ушел. Долго не было. Приходит, радостный, с одним стаканом и заявляет: «Вот ваше виски с содовой». Я ему объясняю, мол, виски мы не заказывали. Он насторожился: «А что заказывали?» Я опять ему доходчиво так объясняю (настроение-то пока хорошее): «2 «маргариты», джин с тоником и текила сауа». Официанта это совсем сбило с толку, он надолго задумался, причем движение мысли было видно на его лице и, даже я бы сказал, без преувеличения, слышно. Наконец, выйдя из задумчивости он торжественно произнес: «Ну, тогда, пусть это будет текила сауа» и удалился. Занавес.

Публика также оказалась непривычной не только для нас, но и для самого Голощекина. Мы ожидали увидеть цвет питерской и московской еврейской интеллигенции, эмигрировавшей лет 20 назад, а увидели только совершенно не джазового вида представителей южных окраин России и Украины, которых раньше называли цеховиками, а подобрать эпитет теперь я бы затруднился.

Ну, а само выступление, конечно, же удалось. Голощекин играл на электроскрипке и саксофоне свои и чужие композиции и произвел на меня очень сильное впечатление. Хотя его устный конферанс, видимо заготовленный заранее, основанный на воспоминаниях питерской джазовой жизни, натыкался на глухое непонимание зала.

Давид Голощекин

Давид Голощекин

Сам он (Голощекин) много кокетничал на предмет боязни играть в США (трехнедельное турне по нескольким городам) и тем более в Нью-Йорке перед столь взыскательной публикой. Публика же – 2 концерта по 100 человек в зале – состояла из обитателей Брайтон-бич с отсутствием признаков интеллекта на челе и прочих местах. Не приходится сомневаться, что в питерских газетах напишут, что концерты Голощекина в Нью-Йорке прошли с оглушительным успехом: мировая столица джаза рукоплескала патриарху джаза питерского. Голощекин, конечно, заслуживает добрых слов, и жаль, что аудитория его была столь узка.

Потом, после выступления специально зашли посмотреть кино-концертный зал «Миллениум» (зрителей на 200-300), где выступают все известные российские артисты от Пугачевой до Баскова. Оказалось, что наш подмосковнывй поселковый клуб может дать этому миллениуму 100 очков форы. Пусть теперь мне расскажут про полные залы и успешные гастроли в Нью-Йорке наших звезд. Создается впечатление, что эти звезды сами доплачивают антрепренерам за свои гастроли, просто чтобы был такой факт в биографии, которым можно заманивать российских слушателей.

Концертный зал "Миллениум" на Брайтоне

Концертный зал «Миллениум» на Брайтоне

Сейчас мы заняты проблемой рождественских каникул. Раз у нас отбирают маму на праздники, дома оставаться не хочется. Хотим куда-нибудь поехать, начал подбирать варианты. Оказалось, что уже все забито, люди с прошлого года все позаказывали. Или мест в гостинице нет или билетов на самолет. А цены с 22 декабря подскакивают минимум в 3 раза. К тому же время для поездки ограничено максимум 7 дней. Маневра мало при, казалось бы, огромном количестве предложений. Одно время склонялись к такому варианту: на машине до Майами (Флорида) — это порядка 20 часов. Там садимся на теплоход и пускаемся в четырехдневное плавание по Карибскому морю с заходами в пляжные места. Приплываем обратно в Майами и прямиком на работу посредством Тойоты. Но с круизом не сложилось. Оказывается, мы можем пересекать границу США только в определенных местах: Нью Йорк, Лос-Анжелес, Сан-Франциско и т.д. А из Флориды нельзя. Тогда остановились на таком варианте: едем на новый год на машине во Флориду с 28 декабря по 5 января, уже заказали бунгало в местечке под названием Key Largo. Это коса близко расположенных островов, тянущаяся от самой южной точки Флориды практически до Кубы. Это южнее Багамских островов и на одном уровне с Бермудами. В Key West (недалеко от Key Largo) жил Хеменгуэй до переезда на Кубу. Так что погреемся на солнышке под пальмами. Карибы, они и в Ки Уэсте — Карибы. Регулярно слежу там за погодой, и она радует: все время солнце + 29 градусов, хотя и по Цельсию. И прогноз хороший.

Вот такие планы. О том, как они будут реализованы, обязательно напишу.

О предрождественской суете

Ираида Ивановна уезжала 20 декабря, и перед ее отъездом мы пошли закупать последние сувениры, в том числе игрушку для ее правнучки. Мы надеялись отыскать ранее примеченного, но позже раскупленного заводного (вернее, батареечного) утенка, двигавшего конечностями под мелодию танца маленьких утят. Найти, нашли – целая куча желтых, оранжевых и белых утят, но как заставить игрушку двигаться? Согласно инструкции, хлопаю в ладоши, и вся куча, как муравейник, зашевелилась и заголосила! Это надо было заснять для фильма ужаса, как вся кукольная братия по хлопку хозяина пускается в пляс.

Перед Рождеством ездили с Ираидой Ивановной на Манхэттен смотреть иллюминацию, но больше нас поразили украшения на соседней улице и особенно один дом в Бронксе на Pelham Parkway (по дороге на Орчард Бич), фасад и участок которого уставлен 120 движущимися куклами.

Рождественская иллюминация

Рождественская иллюминация

В центре сцена рождества Христова, а вокруг герои «Золушки», «Аленького цветочка», «Волшебника изумрудного города», а также полураздетые дивы в сверкающей бижутерии, трубачи и пианисты.

В центре сцена рождества Христова, а вокруг герои «Золушки», «Аленького цветочка», «Волшебника изумрудного города», а также полураздетые дивы в сверкающей бижутерии, трубачи и пианисты.

К дому было не подъехать: вереница машин тянулась на километр, возле самого дома толпился народ с видеокамерами и детьми. Зрелище бесплатное, но благодарные зрители бросали к ногам кукол, кто сколько мог. Хозяин–армянин уже давно собирает кукол: Ира узнала о доме еще лет 10 назад от своей мамы, прочитавшей о нем в московской прессе, но тогда кукол было меньше, хотя все равно было здорово.

Праздники-праздниками, но перед ними весь город с пригородами три дня мандражировали: транспортники, требуя повышения зарплаты, грозили забастовкой с перекрытием всех мостов на Манхэттен. Таковую город уже переживал в конце 80-х, и архивные пленки не предвещали ничего хорошего. По ТВ каждые полчаса передавали срочные новости с фронта переговоров городских властей с профсоюзом, показывали служащих в воскресенье вечером забивших гостиницы, чтобы в понедельник утром добраться до рабочего места на своих двоих, сообщали об альтернативных способах передвижения по городу. Торпеда прошла мимо – забастовка не состоялась, но с весны плата за проезд на городском транспорте будет повышена. Вообще же дела у города неважные (в 2002-2003 финансовом году надо выплатить долгов в 1 млрд. с хвостиком, а в 2003-2004 году – 6,5 млрд.долл. долгов), да и мэр наводит свои порядки: сначала подняли цены на сигареты с 2 до 7 долларов за пачку; потом запретили курить на рабочих местах, в том числе ресторанах и барах (не дискриминировать же официантов); затем, не успев поднять штрафы за неправильную парковку с 55 до 110 долларов, подняли налог на недвижимость на 18,5% (наш договор аренды истекает через год, так что ждем-с через год неожиданных ожиданностей от бедного лэндлорда); вскоре введут налог для въезжающих в город, что ударит по карману жителей пригородов, работающих в Нью-Йорке.

На магазинах помимо вывесок о 70%-ных скидках частенько можно встретить объявление “Everything must go” – то есть распродать надо все подчистую ввиду банкротства. На Рождество постоянно звучали призывы, в том числе от президента, помочь ближнему: действительно, только на Лонг-Айленде (Long Island) 40 тысяч бездомных, причем необязательно безработных – некоторые вынуждены выбирать между оплатой жилья и продуктов. Перед Рождеством ажиотаж в магазинах был безумный – на огромные парковки было не въехать – тем не менее, потребительские расходы в декабре, по прогнозам, будут ниже обычного. Короче, мэр Блумберг сильно похудел и осунулся, а ведь в следующем году отдавать 6,5 млрд. зеленых (которым зеленеть осталось недолго — готовьтесь, ребята, скоро зеленые станут цветными – Вашингтон решил осложнить жизнь фальшивомонетчикам). К тому же, зима выдалась снежная, а уборка каждого дюйма (1 дюйм=2,5 см) снега стоит городу 1 миллион долларов.

В рождественскую ночь снег повалил со страшной силой. 25 декабря мы были званы к Ире на хаш (запланировано мероприятие было заранее еще при температуре в +8С и ярком солнце), но нам крупно повезло с погодой – приятно было в суровую метель (пока дошли до соседней улицы лицо истыкали мелкие льдинки) сидеть в теплом доме под нарядной елкой, хлебать хаш, запивая его приличествующим случаю и погоде напитком, и смотреть фильмы о Джеймсе Бонде. Однако по возвращении домой взялись за расчистку снега перед гаражом, иначе было бы не выехать на следующий день на работу. На нашем пригорке 25-го вечером опять стали повторяться уже описанные мною сцены с застрявшими машинами, разъезжавшимися из гостей. На этот раз у окна уже колотился сосед-корреспондент. Не выдержав, пошел руководить разъездом: учить переходить на нижние передачи и не газовать, а тут, следуя нашему примеру, высыпали муравьями на нашу улочку почти все соседи разгребать снег. Приняв волевое решение о выходе на расчистку снега еще через 2 часа, зашли к корреспондентам на рюмочку. Вернулись домой в половине второго ночи (ясное дело, отложив расчистку снега до естественной его убыли в процессе таяния).

28 декабря выезжаем во Флориду до 5 января. Поздравляем всех с Новым годом, желаем светлых, широченных и необозримых, уходящих за горизонт и сверкающих на солнце, как заснеженное поле, полос в жизни.

Продолжение следует

image_pdfСохрани себеimage_printПечать
0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Alexander Ananiev

10
Комментарии: 0Публикации: 33Регистрация: 18-01-2022