Закажи рекламу

Странное чувство неизвестности овладело мной, когда я въехал затемно в десятом часу вечера в незнакомый мне ранее испанский город. Сумерки уже сгустились настолько, что практически настала темнота. Но темнота была не кромешной, поскольку было полнолуние. Мистического налёта в настроение яркая луна не привнесла. Зато усталость после 700 км. за рулём незаметно овладела телом.

Еще утром этого дня до самого обеда я бегал, точней ездил по Мадриду. Выехать удалось только в 13:30. Весь апрель в Мадриде шли дожди, сильные. Я таких и не припомню. Несмотря на конец апреля, температура не баловала. Утром +10⁰С, а днем +14⁰С. Одним словом, весьма прохладно.

Среди моего напряженного графика в столице Испании образовалось окно в четыре дня. Машина стояла внизу. Ну вот как не воспользоваться такой возможностью, чтобы не попутешествовать?! Вопрос стоял только один – куда ехать? Слишком уж знакома была Испания. Все её 50 провинций, острова и два города в Африке. Конечно, на Пиренейском полуострове всегда можно найти какой-нибудь интересный городишко или деревню, где ещё не был, но остроты ощущений особенных это уже не придавало. Всё в той или иной степени было знакомо. Хотелось чего-то необычного. А, как известно, кто ищет, тот всегда найдет.

Неизвестным оставался Гибралтар. Этот клочок Великобритании, отошедший ей в 1713 году по Утрехтскому договору. Сколько испанцы не пытались вернуть себе эту скалу на выходе из Средиземного моря в Атлантический океан, пока им это не удалось. В итоге 6,5 км2 так и остаются под владычеством британской короны.

Объективности ради надо отметить, что на том берегу Гибралтарского пролива, в Африке, обосновался испанский город Сеута, и испанцы тоже его не собираются возвращать Марокко, сколько бы те не верещали. Стратегическое место для контроля судоходства.

Испанский город, в который я въехал, назывался Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон. Говорят, что географические названия не переводят. Но я попробую. Дословно будет так – Линия Зачатия. 20 июля 1870 мэр этого города дал это название городу в честь непорочного зачатия Девы Марии, являющейся покровительницей испанской армии. Так как всё название города произносить долго, то испанцы его называют просто Ла-Линеа (Линия).

Доехав до самого центра города, я нырнул в подземный гараж. Без вещей и налегке я вышел на близлежащую площадь – площадь Конституции. Недорогая гостиница в 30 евро находилась тут же в 50 метрах. Убедившись, что номер приличный, я вернулся​ в гараж за вещами. Администратор гостиницы на мой вопрос «где поужинать?» ответил вопросом: «Мясо или рыба?». ​ Ла-Линеа находилась на берегу моря, так что, конечно, я предпочёл рыбу. Он указал на ближайшее здание и сказал, что с другой стороны дома открылся новый ресторан, который так и называется – «Морской».

Испанцы любят ночную жизнь. Они позже всех в Европе начинают ужинать. Подавляющее большинство из них вечером заходит в ресторан уже в десятом часу. Дискотеки и бары оживают в полночь, особенно в конце недели. Для тех, кому не хватило веселья, есть дискотеки, которые открываются в 5 утра. Но таких немного. Есть ещё дискотеки для подростков, которые открыты до 23:00. Вообще выбор заведений для развлечений огромен. Дискотеки с латиноамериканской музыкой, куда очень любят ходить выходцы из Южной Америки.

Есть другие, куда бальзаковские дамы приходят познакомиться с молодыми людьми. Есть просто места для старшего поколения и т.д. Но все это обычно в больших городах. Зато как в больших городах, так и в малых есть свои тусовочные места. Своего рода агломерация, сборище разных баров в одном месте, куда после ужина стекается народ. Такие места знают все, там всегда есть движуха, веселье, кого посмотреть и кому себя показать. Эти места всегда слышно. Большое количество людей, а приходят почти все компаниями, всегда шумит, говорит, смеется и общается. Человек – существо социальное, без общения не может.

Если ты находишься в центре города Линии, то фоновый шум большого количества людей с площади Круз Эррера (Cruz Herrera) трудно не услышать. Именно сюда стекались все не желающие спать и сидеть у телевизора вечером в конце недели. В приподнятом настроении народ обсуждал всякую всячину. Чтобы понять и почувствовать дух этой неоднородной толпы, нужно иметь в виду то обстоятельство, что это самый юг Испании, Андалусия. Андалузцы вообще имеют повышенный уровень потребности общения и веселья. Думаю, что именно они привили всей стране тягу посидеть за столиком или постоять у бара в окружении знакомых или друзей с бокалом прохладительного напитка и обсудить все последние значимые и абсолютно неважные события, новые слухи, небылицы или случаи из жизни.

Мой отельчик расположился всего за двумя поворотами от эпицентра ночной жизни Линии. До меня шум оттуда уже не доносился, только под окнами можно было увидеть тех, кто шёл туда или оттуда.

Ужин из даров моря был вкусен и полезен. Гастрономический критик из меня никакой, так что вряд ли я смогу достойно описать все вкусовые качества и достоинства шашлычка из креветок и моллюсков, вынутых из ракушек. Нежные, мягкие и удивительно ароматные с духом морской волны. На второе – крохотные, почти хрустящие, но не пережаренные кальмарчики длиной с палец или даже меньше. Небольшой ресторан был полон, официанты ловко летали между столами.

Поужинав и стряхнув с себя немного усталость, я отправился спать. Ночь была тёплой. Мадридские +14⁰С здесь превратились в +24⁰С. Утром можно было спать сколько хочешь. Это так здорово – такой классный антидепрессант.

Здесь, наверное, возникнет логичный и естественный вопрос, какая связь между небольшим испанским южным городком Андалусии Ла-Линеа и британским Гибралтаром? Собственно, куда я и направлялся. Отвечу. Связь самая прямая. От моей гостиницы до Гибралтара было всего 500 м. Чтобы не переплачивать в 2-3 раза за отель, да и не менять евро на фунты стерлингов, можно и хотелось окунуться в дух южной Испании.

Гибралтар

 
Утром, оплатив за парковку машины 18,5 евро, я за пару минут вырулил к границе двух королевств – Испанского и Английского. Испанские пограничники остались незамеченными, а английский спросил документы и пожелал хорошего дня.

Собственно чем достопримечателен Гибралтар для туристов?! Откровенно скажу – мало чем.

Главная улица пестрит множеством сувенирных магазинов. Какие-то кафешки, конторы, церкви, мечети и синагоги.

Неплохой порт с доками и другой портовой инфраструктурой. Даже причал для круизных судов. Как раз одно было пришвартовано. Его обитатели на небольших автобусах разъехались по всей колонии. С частью из них я встретился на самой южной точке Гибралтара, где стоит маяк. Удивительно, но факт – этим маяком не управляют в Гибралтаре, всё управление исходит исключительно из Лондона.

С берега хорошо была видна Африка и испанский город Сеута на том берегу. Ведь Европу и Африку разделяли всего несколько километров. Скоростные паромы регулярно курсировали туда и обратно. Красивая белоснежная мечеть, подаренная саудовским королем, красовалась невдалеке от маяка на фоне Гибралтарской скалы. А в 200 метрах расположился Гибралтарский университет размером не больше нашей средней школы. Восточный берег колонии слишком крут, чтобы там можно было что-то существенное разместить кроме дороги, пары отелей и нескольких домиков.

Порт, жилые кварталы, офисы и конторы лежали на западном берегу. Именно оттуда, с одной из площадей, канатная дорога за 18 евро бралась поднять желающих из центра города на самую макушку скалы высотой выше любого небоскрёба. Именно там обитали обезьяны, символ Гибралтара. Их стадо насчитывает не менее 400 голов. Сейчас уже точно никто не скажет, кто завёз сюда этих наглых и вороватых тварей: арабы, испанцы или англичане… Мой земляк сказал, что это сделали точно не казахи.

Обезьян наверху было много. Некоторые из этих попрошаек встречали туристов уже прямо на выходе из кабины фуникулёра. Другие из​ них пытались залезть в рюкзак, сумку или карман при малейшем подозрении, что там есть еда.

На малейший шорох упаковки чипсов, любого пакета или фольги у них срабатывал рефлекс, еду они чувствовали сразу, везде и быстро. Когда они зевали, были видны их клыки пострашней, чем у любого пса. Находясь на самом верху горы, я достал хрустящий хлебец, ко мне сразу же подлетела одна попрошайка, причём она ещё ничего не видела, но уже чувствовала. Я зажал хлебец целиком в кулак, чтобы даже кусочек не выглядывал. Бесполезно. Обезьяна своими лапами пыталась разжать мой кулак. В итоге я сдался и отдал ей корм. Съев его, она тут же потеряла всякий ко мне интерес.

Хребет Гибралтарской скалы сверху казался не таким уж и маленьким. Я прошёлся по дорожкам и крутым тропинкам этой горы. Весь гребень нашпигован антеннами, радарами, радиомаяками, передатчиками и другими бесконечными военно-шпионскими и навигационными причиндалами.

Сама же скала была испещрена тоннелями, проходами – словно трухлявый пень, изъеденный термитами. Часть этих «тайных» ходов видел сам, о некоторых читал, о других только догадывался. Богатую историю имеет этот Peñon (Пеньон) Скала.

Мой любимый английский писатель Джон Ле Карре. Одна из его последних книг (Особые обстоятельства) как раз про историю на Гибралтаре. Выжатое резюме её следующее – спецслужбы Великобритании и США готовят спецоперацию в этой колонии по захвату особо опасного торговца оружием. Операция с треском проваливается, более того, спецагенты случайно расстреливают марокканку с ребёнком. Тем не менее, руководству наверх летит донесение, что всё прошло успешно. Все получают, награды и повышения. Когда же один из участников операции хочет донести до СМИ чудовищную правду, то его просто ликвидируют. На некоторых языках этот роман называется «Деликатная правда».

Этого писателя боготворили на Западе во времена холодной войны, когда он писал о Советах, естественно не очень-то лестно о них отзываясь. Теперь же, когда он вскрывает пороки Западного мира – грязные дела спецслужб, политическую коррупцию, мошенничество фарминдустрии и разных организаций типа «Врачи без границ», то его вдруг совершенно неожиданно причислили к писателям-экстремистам. Печально как-то.

В наши дни ни для кого не секрет, что Гибралтар давно не живёт портовыми сборами и туристической отраслью. Сейчас это банальный оффшор, если выражаться политкорректно, а если по правде и по-простому, то это обычная прачечная грязных денег. Чёрные криминальные и серые капиталы находят себе здесь пристанище. Гибралтар стал эдаким клещом, присосавшимся к Испании и сосущим из неё кровь. Финансовый паразит. Классическая картина в английском стиле, когда за красивым фасадом скрываются скелеты в темных галереях.

Движение на улицах было правосторонним. Это ещё с утра меня обрадовало. Здесь был даже свой аэропорт, точней аэродром. Взлетно-посадочная полоса расположилась вдоль границы. За день здесь приземлялось несколько самолетов из Лондона и Мадрида. До обеда я увидел два. Они не задерживались и быстро улетали.

Возвращение в Испанию

 
Я не курю. Но друг в Мадриде курит, и много. А так как цены на табак из года в год растут, и блок сигарет уже стоит порядка 50 евро, то он попросил купить ему один. Прям у погранпоста был табачный киоск, где этот блок стоит 30 евро. Каждый мог пронести один. Я взял блок.

Сам проход границы обходится почти без пограничников. Большинство пересекающих границу – испанцы. Они просто вставляют свою карточку (удостоверение личности) в автомат, а тот открывает проход как в метро.

​ Таможня испанская меня остановила, попросила предъявить блок сигарет и документ. После чего, похоже, внесли меня в базу данных, может, предположили, что я эти сигареты буду проносить каждый день по несколько раз…? Я пожал плечами и с улыбкой сказал, что на фоне ежедневных новостей по телевизору о махровой коррупции политиков, которая измеряется сотнями миллионов евро, попытки государства регистрировать блоки сигарет выглядят нерационально, если не сказать больше. Таможенница улыбнулась и развела руками.

Сразу после выхода на испанскую сторону стоял памятник. Памятник небольшой, но на самом видном месте. Изображал он испанского работягу – мужчину средних лет с велосипедом, на багажнике которого была небольшая сумка. Монумент был посвящен испанцам, работающим в Гибралтаре. А таких по разным оценкам насчитывалось порядка 10 тысяч человек.

Вот так, пока одни испанские буржуи часть денег вывозят наличкой из Испании в оффшор, другие из-за безысходности идут туда работать. Зигзаги жизни.

Машину взял с парковки, заплатив более 10 евро. Устроившись поудобней в кресле, достал карту. В моих намерениях было провести ещё три ночи путешествуя. Я решал, куда направиться. Находясь на берегу моря между Средиземным морем и Атлантическим океаном, признаюсь, не хотелось уезжать сразу от берега.

Марбелья

 
В итоге поехал в Марбелья – курортный престижный городок, известный не только в Испании, но и за её пределами. Здесь отдыхают часто очень состоятельные и известные люди. А некоторые просто здесь живут. Аккуратный, ухоженный и с прекрасной набережной.

Ехать около часа. Дорога прекрасная, доехал, что называется, на одном дыхании. Стал искать место для парковки, платить каждый день по 10-20 евро уже надоело. А остановиться я хотел ночи на две. Мне повезло, в самом центре на стороне улицы, где можно парковать бесплатно, я причалил на два дня. Какая-то девушка чудом освободила место, стратегическое. В центре – это раз, на виду у всех – это два, бесплатно – это три, прямо рядом с берегом – четыре.

В баре я и расположился, взяв почитать свежую газету.​ Супружеская пара друзей, которая проживала и скучала в этой Марбелье всю зиму, как раз уехала в Мадрид к дочери на эти дни. Я позвонил им и спросил, чтобы они мне посоветовали, где лучше остановиться по разумной цене. Знакомый тут же начал мне описывать один отель 4 звезды и другой 5 звёзд. Я попытался объяснить, что у меня не медовый месяц, я путешествую один, и что мне достаточно просто чистой удобной комнаты с душем. Собеседник меня слушал, но не слышал. Причём сам он имеет жизненный уровень достаточно скромный. Откуда у людей это пижонство? Другой знакомый посоветовал снять комнату в снимаемой квартире. Этот вариант как-то тоже не понравился – жить с незнакомыми людьми.

В итоге пошёл в четырехзвездочный, что и посоветовал первый. Три ночи стоили порядка 800 евро. Я чертыхнулся. Возле этого отеля стоял киоск прессы. У продавца спросил, где снять приличный отельчик по разумной цене в центре недалеко от моря.

Оказалось, совсем рядом. Всего 500 м. прямо и два поворота в новом старом городе. Три небольшие параллельные улицы были буквально нашпигованы такими гостиницами. 30 евро на одного и 40 евро на двоих. Дело уже было к вечеру, и в некоторых уже не было мест. Я капризничать не стал, и весьма пожилая хозяйка, кряхтя, поднимаясь на третий этаж, показала мне небольшой уютный номер, который выходил на тихую улочку; душ, всё новое, одноместная кровать и телевизор. Балкон весь был заставлен цветами, как и все балконы на этой улице. Более того, улица San Сrictobal (святой Христофор) была пешеходной, и горшки с цветами и растениями стояли вдоль всей этой улочки, которую я бы назвал переулком.

Гостиница называлась La Pilarica, как я уже говорил выше, в новом старом городе. Этот район получил такое свое название из-за того, что жители города в XVII веке стали селиться за крепостной стеной, что раньше не делали, опасаясь набегов корсаров или пиратов, попросту говоря.

Следующий день провёл на море, загорая и купаясь. Вода в конце апреля ещё прохладная, народ купался мало и недолго.

Обед нашёл в китайском ресторане; шведский стол за 7 евро. Ресторан был полон – салаты, суши, мясо, рыба, курица, креветки и, конечно, утка по-пекински с блинчиками. Ешь – не хочу, всё включено. Тут мне вспомнилось предложение знакомого пожить в отеле 4* за 800 евро. За такие деньги можно слетать и развлечься в Лос-Анджелесе.

До моря было рукой подать. Выйдя на берег, можно было идти либо направо около километра по набережной вдоль ресторанов, кафе и сувенирных магазинов; либо налево, где помпезная набережная с пальмами и яркими огнями заканчивалась, и начинался просто берег и пляж, жилые дома и рыболовецкие хозяйства.

Хозяйке отеле я платил вперёд, как она просила. Жаловалась она, что некоторые уходят, не заплатив. А идти судиться за 30-40 евро у ней не было ни сил, ни желания.

Город Антекера

 
Две ночи пролетели быстро. Чтобы в Мадрид снова не ехать порядка 700 км., последнюю четвертую ночь я решил провести поближе и поехал в Кордову. По пути заехал в древний небольшой город – Антекера. Его ещё основали римляне на месте предыдущих поселений. Позже мавры возвели интересный замок-крепость с башнями.

Не спеша, поздно уже позавтракав в Антекере, я осмотрел все достопримечательности города. В крепости, вооружившись аудиогидом, прослушал экскурс в историю, легенды прошлых лет. Обедать не стал, перекусив бананами и финиками.

Недалеко от города в 13-ти км. расположился природный парк на 11 км.2 Torcas. Это карстовые породы камней, которые 150 млн. лет назад были дном океана, а сейчас превратились в удивительный и причудливый пейзаж невысоких и потрясающих скал. Для туристов здесь протоптали два маршрута, на 40 минут и на 2 часа.

Я, конечно, пошёл по тому, что рассчитан на 2 часа. К своему стыду вынужден​ признаться, что я заблудился. Немного поплутав, я вернулся к точке разветвления и закончил прогулку по короткому маршруту. А длинную часть пути лишь освоил наполовину. День состоялся, приключений хватило.

Кордова

 
К вечеру въехал уже в Кордову. Опять же, не рвясь в самый центр, запарковал машину предусмотрительно на бесплатном месте. А потом налегке пошёл по мосту через реку Гвадалкивир – очень полноводную (по испанским меркам) в это время года. А уже на том берегу находился исторический центр города, жемчужиной которого была мечеть, построенная арабами в те времена, когда здесь был халифат. Позже​ испанцы мечеть превратили в собор.

Еврейский квартал находился здесь со своими музеями, рассказывающими об истории евреев-сефардов. Группы туристов из десятков стран мира и множество туристов из самой Испании встречались повсюду. Не только мечеть, но и несметное количество других памятников прошлого, словно мёд, притягивали рой разноголосых путешественников. Это был пик туристического сезона для туристов, зима уже прошла, а испепеляющее знойное лето еще не началось.

Скромный отель с причудливым названием нашёл не сразу, в некоторых уже не было мест. Но стоило отойти от мечети-собора, которому, кстати, уже исполнилось почти 1500 лет, я нашёл уютную гостиницу, где сторговал себе номер всего за 35 евро при условии оплаты сразу. Спорить не стал, так как утром бы пришлось платить уже 45 евро. Здесь я провёл последнюю четвертую ночь своего короткого путешествия по югу Испании, Андалусии. Утром уже не хотелось никуда идти и даже завтракать. Тяготило осознание обратной дороги в несколько сот километров обратно в Мадрид. Тем более, что уже в Кордове я был ранее.

Короткая, почти молниеносная вылазка на юг удалась. Испания, как всегда, оказалась очаровательной и интересной. Путешествия, которые никогда не надоедают. Вспомнился анекдот про то как специальный корреспондент Первого канала в Монголии больше всех ненавидел специального корреспондент Первого канала в Испании. Хотя, опираясь на свой опыт, скажу, что самая моя первая поездка за границу была именно в Монголию в 1989 году и оставила исключительно положительные впечатления, но это уже совсем другая история.

Рязанцев Владимир.

0 0 голоса
Голосуй за статью!