Наши окрестности: Поместье Томаса Пэлла

В субботу 2 марта, предварительно сварив хаш и пригласив на него друзей, поехали с утра на голодный желудок посмотреть старинное поместье. Его первый хозяин, англичанин Томас Пэлл, скупил земли у индейцев, и скрепил с ними купчую под дубом в 1654 году (кусок дуба выставлен в доме-музее). В Американскую революцию усадьбу сожгли, затем потомки ее выкупили и восстановили в середине 19 века, а в конце 19 века государство ее приобрело наряду с десятком других, запланировав в округе разбить парк и пляжи. Усадьба снова пришла в упадок, пока первое общество садоводов в 1915 году не взялось за нее. Она единственная и сохранилась с небольшим парком.

Поместье Томаса Пэлла

Поместье Томаса Пэлла

Вся округа названа именами владельцев усадьбы. Место интересное – залив с насыпными пляжами, яхт-клубами, площадками для гольфа и столами для пикников, невдалеке заболачивают часть реки, чтобы восстановить лиман, где кормятся рыбы, птицы и не разводятся комары, которым нужна свежая проточная вода. На островке City Island – рыбацкая деревенька с рыбными ресторанчиками. К берегу можно подойти только у ресторанов: остальную полосу занимают частные владения – не сунешься. У каждого ресторанчика есть свой пирс, к которому подходят лодки и сгружают выловленную рыбу, сразу идущую на стол. И все это в 25 минутах от нашего дома. Пока холодно, ветрено и безлюдно. Прикинули, что в летний вечер после работы вполне можно прошвырнуться, чтобы искупнуться, а поужинать, как оказалось, затруднительно: очередь из машин выстраивается на пару миль.

Проблем с маршрутом не оказалось: в предвкушении хаша я, как почтовый голубь, обратно домчал по наитию без обсуждения вариантов пути следования. Хаш, хотя был для некоторых друзей внове, понравился всем, особенно взвешенное состояние нирваны после того.

О культурной жизни в жилом комплексе Постпредства в Ривердейле

В преддверии 8 марта Е.Образцова, у которой был ангажемент с Метрополитэн опера, перед отъездом дала концерт в жилом комплексе Постпредства. Во время своих выступлений на нью-йоркской сцене она не любит жить в отелях, а предпочитает гостиничные номера нашего Постпредства, хотя они не столь комфортабельны. В знак благодарности за гостеприимство, она всегда дает прощальный концерт для дипломатов. Программа нам понравилась. Особенно впечатлила маленькая французская штучка «Отель»: в окно моей комнаты проникают лучи света, работать не хочется, хочется курить. Вместе с ней выступал ее протеже Борзев, читал стихи.

О «филадельфийской пуще»

В середине марта мы, было, подумали, что пришла весна — под окном спальни пел соловей, правда, с американским прононсом, то есть вроде бы выдавал все трели по-соловьиному, но как-то грубовато (как потом узнали, сверившись со справочником, это был пересмешник, а не соловей). Повеяло сладким южным душным запахом свежих листочков самшита. И нас потянуло на юг. 16 марта с небольшой группой из миссии поехали в Филадельфию. От Нью-Йорка чуть южнее — часа полтора-два (150 миль), но там весна уже бушует: распускаются сакуры и магнолии. «Филадельфийская пуща» сыграла для Британской империи роль не меньшую, чем для нас Беловежская. Там, в Филадельфии, представители 13 американских колоний, решивших отделяться от Англии, в 1776 году подписали Декларацию независимости (объявили себя самостоятельными государствами ) и провозгласили Филадельфию первой столицей США.

Подняться на борьбу с метрополией колонистов побудила экономическая политика Англии. Британский парламент обложил колонистов непомерными налогами, а последней каплей стал так называемый «гербовый сбор» за любой текст на бумаге – от свидетельства о браке до газет. Дело в том, что колонии не имели своих депутатов в британском парламенте, поэтому считали налоги не только обременительными, но прежде всего незаконными: «налогообложение без представительства есть тирания». Отсюда, один из лозунгов революции звучал следующим образом: «Нет налогообложению без представительства» (No taxation without representation). К тому же, монополия Англии на внешнюю торговлю вызывала сильное недовольство поселенцев. Заходить в порты британских колоний в Северной Америке имели право лишь корабли метрополии, владельцы которых устанавливали тарифы за перевоз по своему усмотрению, а Лондон – высокие пошлины на экспортные товары. Вот и получалось, что «за морем телушка – полушка, да рубль – перевоз». По этой причине одним из первых актов Континентального конгресса (представительного органа взбунтовавшихся колоний) стала отмена королевского запрета на заход иностранных судов в порты североамериканских колоний, сильно зависевших от внешней торговли.

Победив в Войне за независимость, бывшие колонии приняли решение образовать единое государство, но бурно полемизировали относительно условий объединения. Северо-восточные штаты выступали за более высокую степень централизации государственной власти, чем южные (противоречия были разрешены только 90 лет спустя победой Севера в Гражданской войне с южанами). Нешуточные страсти разгорелись и вокруг вопроса о местопребывании столицы.

Министром финансов назначили А.Гамильтона, представителя от штата Нью-Йорк, которому местопребывание первопрестольной было до лампочки, а вот согласие строптивых южных штатов на введение единой национальной валюты — отнюдь не до фонаря.

Александр Гамильтон

Александр Гамильтон

А.Гамильтон и Т.Джефферсон (представитель от южного штата Вирджиния) друг друга сильно недолюбливали, но Гамильтон на тайной встрече предложил Джефферсону сделку. Суть ее заключалась в следующем: первый поддержит южные штаты в вопросе о столице (каждый из 13 штатов хотел, чтобы столица была в его штате, а потому такой тандем с представителем северного штата Нью-Йорк обеспечивал провозглашение одного из городов южных штатов столицей государства). Со своей стороны Джефферсон уговорит южан на введение единой валюты.

Томас Джефферсон

Томас Джефферсон

Однако первый президент США Дж. Вашингтон обозначил место для столицы на границе штатов Вирджиния и Мэриленд (северного и южного – «не доставайся же ты никому»), очертив округ Колумбия. Конечно, все думали, что город на болоте будут строить до греческих календ и Филадельфия так и останется столицей, но строители управились довольно быстро — за 10 лет.

В само здание городской ратуши Филадельфии, где были подписаны документы, мы не попали: время поджимало — очередь, как в Мавзолей, а экскурсия под конвоем длится час (отстать от группы или забежать вперед нельзя, отлучиться в туалет – тоже). Пришлось заплакать и уйти до следующего раза. К колоколу было тоже не подойти. Стоявший ранее под открытым небом колокол независимости, в который били от радости самоопределения вплоть до отделения, упрятали после терактов 11 сентября 2001 г. в стеклянный колпак и пропускали к нему через металлоискатель. Рядом (см. фото) расположено здание с курантами — там и подписали Декларацию, а также Конституцию и 10 поправок к ней, но позже.

Колокол свободы и здание, где ее "ковали" отцы-основатели

Колокол свободы и здание, где ее «ковали» отцы-основатели

От чего получили удовольствие, так это от музея изобразительных искусств. Тот же примерно джентльменский набор художников 19-20 веков — импрессионисты, постимпрессионисты, кубисты, сюрреалисты, абстракционисты (кажется, в каждом музее здесь висят рядом картины Пикассо и Брака «Человек со скрипкой» и «Человек с гитарой»). На втором этаже — европейское искусство, начиная с 11 века. Причем картины перемежаются с интерьерами, вывезенными из Европы целыми комнатами и залами.

Филадельфия

Филадельфия (фото со ступенек музея изобразительных искусств)

В том числе изумились табличке на русском языке на картине Пуссена. Оказалось, картина принадлежала Екатерине Великой, находилась в Эрмитаже за инвентарным номером 1697 (в левом нижнем углу намалевали). В 1930 году картина была продана советским правительством в США. В то время Советский Союз продавал художественные произведения, чтобы получить средства на индустриализацию.

Картина Пуссена из нашего Эрмитажа

Картина Пуссена из нашего Эрмитажа

Невдалеке расположен музей Огюста Родена со второй по величине после музея в Париже коллекцией работ скульптора.

Вход в Филадельфийский музей Родена

Вход в Филадельфийский музей Родена

Коллекцию всего за 3 года собрал в 1923—1926 годах кино- и театральный магнат Жюль Мастбаум специально в качестве дара городу. В музее, помимо оригиналов, много копий.

Внутренний интерьер музея Родена

Внутренний интерьер музея Родена

Поцелуй. Скульптура Родена

Поцелуй. Скульптура Родена

Когда мы гуляли по Филадельфии среди цветущих сакур и распускающихся магнолий, было +20, а когда вечером вернулись в Нью-Йорк было всего +4. В понедельник на наши грядки на бэкъярде лег снег (которого не было всю зиму). Мы поплатились за свое легкомыслие: нас предупреждали, что посадки надо укрывать пленкой. Однако не для того мы развели огород в Нью-Йорке, который расположен примерно на широте Ташкента, чтобы по подмосковному обычаю беспокоиться о заморозках. (Опытным путем установили, что заморозки в Нью-Йорке возможны до конца мая, поэтому основные посадки в грунт местные огородники и садоводы производят на День поминовения 30 мая).

Парад в День святого Патрика

Парад в День святого Патрика

Поездка в Филадельфию не позволила нам полюбоваться ирландским парадом по случаю Дня св.Патрика. Оказывается, парад проводят не в сам день 17 марта (предполагается, все релевантные ирландцы должны быть в церкви), а в субботу, ближайшую перед ним. А мы-то, непутевые, в Филадельфию отправились! (хотя там все было тихо; подозрения начали закрадываться, когда возвращались через Манхэттен в свою пригородную деревню на 276 улицу Ривердейла: полно народу в зеленом (цвет трилистника) теснилось в барах, чуть не выдавливая спинами стеклянные наружные стены. Президент Буш возглавлял парад в Чикаго; в Нью-Йорке же парад во главе с бывшим мэром Р.Джулиани (обрел заслуженную популярность за ликвидацию последствий терактов 11 сентября) и с Хиллари Клинтон (сенатор от штата НЙ) шел вдоль Центрального парка по 5-ой авеню с 50 по 86 улицу. Теперь жди целый год.

Об американском телевидении

20 марта Центр гостеприимства ООН (он занимается экскурсиями для жен дипломатов) организовал посещение студии Пи-Би-Эс (PBS — «Служба общественного вещания») 13-ого канала телевидения. Лена с большим интересом посетила это мероприятие.

Пи-Би-Эс — некоммерческая станция, вещающая с 1969 года. Годовой бюджет телеканала — 150 млн.долл., треть которого составляют пожертвования зрителей, а остальное поступает от федерального правительства и городских властей Нью-Йорка. Отметим, что финансирование из бюджета федеральных и местных властей соответствует сумме, которую канал сумеет собрать от зрителей, что, по идее, призвано способствовать «подотчетности» вкусам потребителей.

В 1960-е американцы смотрели телевизор всей семьей

В 1960-е американцы смотрели телевизор всей семьей

Большой отдел маркетинга занимается поиском спонсоров под конкретные программы — скажем, уговаривает фармацевтическую фирму финансировать передачу по медицине. Канал не имеет права давать рекламу, и употреблять слово «купите» им строго запрещено, но станция вправе информировать зрителей, что данная кампания выпускает аспирин.

По большей части Пи-Би-Эс закупает программы по контрактам с независимыми студиями, хотя половина ее собственных передач идет из Вашингтона. Студия расположена на 33-ьей стрит недалеко от Мэдисон-сквер гарден (знаменитого спортивно-концертного зала) на Манхэттене.

Мэдисон-сквер-гарден

Мэдисон-сквер-гарден

Переехали они в новое, оборудованное для цифрового телевидения здание, 3 года назад с 57-ой стрит, где, как они жаловались, лифты застревали постоянно и штукатурка обваливалась. Новое оборудование позволяет заниматься цифровым телевидением, но беда с антенной. Антенна была установлена на башнях-близнецах ВТЦ, так что после 11 сентября 2001 года канал лишился вещания. Его восстановили, но не на всю аудиторию, поскольку после терактов антенна была установлена «всего лишь» на 82-ом этаже Эмпайр-стейт билдинг-а (а их — 102; станция начала сбор средств, чтобы построить собственную телебашню и расширить зону вещания).

Во время терактов 11 сентября инженер-антенщик Пи-Би-Эс находился как раз на башнях-близнецах, проверяя оборудование, и вел репортаж с крыши до последнего вздоха, пока башни не рухнули (погибло тогда более 3 000 человек, и можно представить себе их мучительную смерть). «Красный крест» в те дни попросил установить в редакции Пи-Би-Эс свои телефоны, и добровольцы отвечали на звонки. Одна влюбленная пара добровольцев даже забыла пожениться, поэтому сотрудники канала пригласили регистратора в редакцию, и добровольцев расписали там же. Надо сказать, что оплачиваемых сотрудников — 400 человек, а добровольцев — 150 человек в основном пенсионного возраста. Бывшая сотрудница канала, вышедшая на пенсию, и водила по студии экскурсию, в которую входила Лена. Библиотека насчитывает 1000 томов справочников, но через Интернет они подключены к 5 базам данных, насчитывающим 28 тысяч названий периодических изданий. В наследство от журнала «Лук» (“Look”) им достались библиотека и персональные досье, подшивки журналов “Тайм” и “Ньюсуик” аж с 1930-х годов. Стеллажи в библиотеке и в фильмотеке стоят на рельсах, что экономит место на проходах: крутанешь ручку и вся громада стеллажей, уходящих под потолок, раздвигается в нужном месте.

Самая популярная передача – «Антикварный магазин на колесах» (“Antiques Roadshow”): по городам и весям разъезжает бригада искусствоведов, которым местные жители приносят на оценку бабушкины комоды и прадедушкины фотографии, подобранные на свалке ломберные столики, любовно собранные коллекции ж/д билетов и пр. «антиквариат». Выясняется, что чайный столик, купленный за 25 долларов по случаю, сработан в 1740-х годах и сто ит 25 тыс.долл.; тетушкина копилка в виде кошки — до 8 тыс. долл, поскольку ее изваял известный дизайнер по стеклу, и теперь это редкий экземпляр. Издание «Улисса» с автографами автора Дж.Джойса и иллюстратора А.Матисса 1922 года оценили в 20 тыс.долл. Видите ли, Матисс на слух не понял, что речь идет о романе Дж.Джойса, и сделал иллюстрации к «Одиссее» Гомера, которые вместе с эскизами и были опубликованы в книге. В передаче показали только одну иллюстрацию, но поскольку содержание ее составляла неистовая любовная сцена, то в роман Джойса она ложилась, как шар в лузу. Тираж составил 5 тыс. экземпляров, а Джойс и Матисс поставили автографы на 250 штуках.

Бейсбольный мяч 1919 года

Бейсбольный мяч 1919 года

Памятный знак в ознаменование инаугурации Дж. Вашингтона, 1789 год

Памятный знак в ознаменование инаугурации Дж. Вашингтона, 1789 год

Программы Пи-Би-Эс действительно хороши (в основном образовательные, культурные, исторические, новостная аналитика): коммерческие же каналы в новостях дают всякую мелочевку для домохозяек младшей детсадовской группы, перемежая их «мыльными операми».

У нас в доме – кабельное телевидение. Компания-монополист «Кейблвижн» (Cable-vision) продает право на просмотр каналов «пакетами». Можно заплатить за просмотр отдельного фильма (причем в режиме видео) или отдельного спортивного соревнования.

Узнавать о том, что происходит в мире, в стране на федеральном уровне или в соседнем штате (помимо стихийных бедствий и крупных уголовных преступлений), можно, лишь подписавшись на довольно крупный, а потому дорогой «пакет» каналов.

Такое же ночное шоу Джея Лено на канале NBC. Гость - Барак Обама.

Ночное шоу Джея Лено на канале NBC. Гость — Барак Обама.

Вообще, создается впечатление, что на земном шаре есть только США (где полно попов-педофилов, матерей-убийц и несовершеннолетних рецидивистов, а также неизвестно откуда возникших в такой среде героев 11 сентября). Из международных новостей — Ближний Восток и Афганистан. Сообщения о событиях в других странах можно углядеть (при хорошем зрении) только в бегущей строке по CNN. Странно, что о событиях политической жизни даже в собственной стране ТВ сообщает мельком. Пардон, не очень странно: коммерческие каналы, живущие на доходы от рекламы, сворачивают себе шеи в погоне за молодежной аудиторией (в глазах рекламодателя самый лакомый кусок — возрастная когорта 18-30 лет, ведь эта возрастная группа больше покупает всякой всячины, одежды, заводит семью и, соответственно, дом с утварью). Один из скандалов на эту тему — переговоры о переходе со 2-ого канала на 7-ой популярного ночного шоу с ведущим Дж.Леттерманом [по лекалу таких ночных шоу И.Угольников в то время и И.Ургант сейчас делают свои передачи – Прим. авт ]. В сетке вещания 7-ого канала в это время стои т ночная аналитическая программа с не менее популярным ведущим. Она собирает даже больше зрителей, чем ночное шоу Леттермана на 2-ом канале. Однако они старше зрителей развлекательного ночного шоу, и в этом вся загвоздка для владельцев телекомпании. Новости внутренней и внешней политики можно узнать из прессы — газет и еженедельных журналов высокого профессионального уровня, а также Интернета.

О столице американской империи

В последние выходные марта ездили в Вашингтон с заездом в Балтимор. До Вашингтона – 240 миль (400 км), по дороге южнее в 150 км от Нью-Йорка находится Филадельфия, а Балтимор — еще южнее, не доезжая 70 км до Вашингтона. Все эти города окружены немыслимыми, гигантскими промышленными и портовыми зонами.

Первая фотография — гавань и набережная Балтимора (новенькая, с иголочки, но лишенная прелести), где пришвартован единственный сохранившийся со времен Гражданской войны корабль “Constellation” («Созвездие»). Старая часть города, как и везде, поинтереснее и поуютнее (викторианские дома). Ища место для парковки, случайно подъехали к памятнику Дж.Вашингтону и его боевому соратнику во время войны за независимость маркизу де Лафайету у методистской церкви в готическом стиле — красивый уголок (фото прилагается).

Единственный сохранившийся со времен Гражданской войны корабль “Constellation”

Единственный сохранившийся со времен Гражданской войны корабль “Constellation”

Монумент Вашингтону в Балтиморе, посвящен первому президенту США. Он был воздвигнут в 1829 году (позднее добавлена конная статуя маркиза де Лафайета), высота монумента составляет 54 метра. К подножию памятника ведут 228 ступенек, от подножия монумента Вашингтона открывается превосходный панорамный вид на Балтимор.

Монумент Вашингтону в Балтиморе, посвящен первому президенту США. Он был воздвигнут в 1829 году (позднее добавлена конная статуя маркиза де Лафайета), высота монумента составляет 54 метра. К подножию памятника ведут 228 ступенек, от подножия монумента Вашингтона открывается превосходный панорамный вид на Балтимор.

Из Нью-Йорка следовали за экскурсионным автобусом нашей миссии, который также направлялся в Вашингтон, но отстали от него в Балтиморе (посудите сами, разве можно уехать без сувенирной ложки?). Учитывая, что у нас не было адреса посольства в Вашингтоне, где мы должны были остановиться, и, не зная, как выехать из Балтимора и въехать в Вашингтон с трассы, мы, что называется, «попали», ведь дорожные развязки — безумная паутина [а навигатор тогда еще не придумали. – прим. автора]. Однако опыт, приобретенный в поездке по Лонг-Айленду, все-таки сказался. На счет «раз» выехали из Балтимора на трассу (хорошие знаки, да и реакция у нас уже быстрее), нормально въехали в Вашингтон с трассы, остановились у близлежащей гостиницы, позвонили в Нью-Йорк в миссию и узнали адрес российского посольства в Вашингтоне. В гостинице взяли карту города и в результате были в посольстве раньше, чем экскурсионный автобус.

В субботу с утра отправились в центр — к Белому дому (аутентичному) и всему мемориально-музейному комплексу — The Mall. Здесь все в одном флаконе — Белый дом; памятник Дж.Вашингтону, то бишь «карандаш»; Капитолий, то бишь парламент (выше него здания в центре Вашингтона строить запрещено, поэтому город «низкорослый»); памятники Джефферсону и Линкольну, мемориал Рузвельта. Там же огроменные, но невысокие здания музеев и министерств — поставьте в ряд двойного размера библиотеку им. Ленина, музей им.Пушкина, Исакиевский собор.

The Mall от Капитолия до Мемориала Линкольна

The Mall от Капитолия до Мемориала Линкольна

Поскольку Вашингтон начали строить 200 лет назад, то центр методично разбит на квадраты, архитектура — а ля Римская империя и греческие храмы. План застройки с небольшими поправками последовательно претворялся в жизнь: нынешний вид центр приобрел в 1930-1950-е годы при президентах Ф.Рузвельте и Д.Эйзенхауэре. Излишне официозно и помпезно, зато морально устойчиво, идейно выдержано, политически грамотно – не хватает лишь портретов членов текущей администрации. “Big brother” в натуральную величину.

Недавно построенный мемориал Ф.Рузвельту производит впечатление, поскольку представляет собой как бы лабиринт из розового туфа под открытым небом из четырех отсеков (по количеству его президентских сроков) с водопадиками и садиками. На стенах выбиты цитаты из речей Рузвельта, проиллюстрированные барельефами и скульптурами.

Фрагмент мемориала Ф.Рузвельту

Фрагмент мемориала Ф.Рузвельту

Элеонора Рузвельт, фрагмент мемориала

Элеонора Рузвельт, фрагмент мемориала

Ф.Рузвельт

Ф.Рузвельт

Президент Рузвельт застудил себе ноги на рыбалке, когда ему было около 40 лет. Его частично парализовало. По собственному проекту он соорудил себе инвалидное кресло, и самая активная часть его жизни началась с президентством ближе к 50 годам, причем правление Ф.Рузвельта пришлось на очень тяжелые для страны годы – на «Великую депрессию» и Вторую мировую войну. Жена его, Элеанора, известна своей бурной общественной деятельностью, а после его смерти она даже была представителем США в ООН. Ей принадлежит авторство Всеобщей декларации прав человека.

Мемориалы Джефферсона и Линкольна сработаны по образцу римского Пантеона (чем громаднее, тем лучшее — гигантизм индустриальной эпохи).

Мемориал Линкольна

Мемориал Линкольна

Кстати, Белый дом — первую официальную постройку в Вашингтоне 1790-х годов — спалили англичане в войне 1812-1814 годов с США. Соединенные Штаты отстаивали свое право вести свободную торговлю с любым воюющим в Европе государством и стремились изгнать Британию из Канады, чтобы ликвидировать угрозу своей недавно обретенной независимости. Однако, по Гентскому договору, границы были восстановлены, как и Белый дом. По ТВ Белый дом обычно показывают с тыла – Сада Роз, где выступают президенты. Около Белого дома попрошайничают белки — спокойно берут орехи с руки и даже выдирают их, если сопротивляешься. Вашингтонские белки помельче наших, нью-йоркских, да и хвосты у них какие-то общипанные.

Белый дом в Вашингтоне

Белый дом в Вашингтоне

С тыла демонстрируют и Капитолий, потому как с тыла он не такой помпезный, человечнее. С тыла народ и выражает свой протест: на этот раз у Капитолия протестующие мужского пола требовали прекратить обрезание грудных детей. Все здания после терактов 11 сентября забаррикадированы бетонными ограждениями в целях безопасности; в Белый дом пускать перестали, в Капитолий пускают лишь в первой половине дня, и за билетами надо вставать в очередь с 8 утра.

Задержались в художественной галерее National Gallery of Art. Собрание составлено на основе коллекции Меллона и др.: в принципе все музеи изобразительного искусства созданы в результате передачи коллекций в дар городам, потому экспонаты могут висеть не в хронологическом порядке или по авторам, а отдельными собраниями. В здешнем музее в центре зала у фонтана с Меркурием выставлена коллекция азалий, собравшая немало призов и медалей и обратно переданная ее хозяином посмертно в дар музею в 1991 году по случаю 50-летия открытия.

Галопом с 9 утра до 5 вечера еле успели промчаться по этому кругу (дистанция огромного размера, как говаривал Скалозуб). Бедному приезжему на музейно-мемориальной трассе негде вытянуть ноги и подхарчиться по вкусу: в музеях и министерствах есть забегаловки, но испить пивка-то страждущему «трудящему туристу», в поте лица дисциплинированно проводящему достопримечательный забег, не предлагают (ближайшие точки надо искать в 2-3 км). Еле-еле «изыскав унутренние резервы», сошли с дистанции и доползли до мексиканского ресторанчика — и больше мы в них не ходоки (seafood в томатном соусе с перцем, лосось с помидорами и свекольными листьями — это such much, то бишь «слишком»).

Нам очень хотелось попасть в Вашингтон в период цветения сакуры. Так и вышло.Цветущие вишни — дар Токио Вашингтону от 1912 года — скрашивают помпезность и официозность столицы. Вашингтон — тоже город контрастов: в центре — министерства, вокруг центра — бедные кварталы с чернокожим населением (около 85% вашингтонцев), а человеческая жизнь протекает на окраинах и в пригородах: там обитает в своих домиках и особнячках, а также тусуется в вечернее время политическая и государственная элита.

В субботу вечером пошли в гости к друзьям — их 2-этажный домик с задним двором расположен в спальном районе Бетесда (Bethesda) на северной окраине. Еще в один такой район, расположенный недалеко от центра, мы заехали в воскресенье утром — городок Джорджтаунского университета, окруженный домиками профессуры как будто с картинки из книжки о Белоснежке и семи гномах. Заехали также в самое высокое здание города — Вашингтонский собор св. Петра и Павла в готическом стиле. Его строили на добровольные пожертвования весь прошлый 20 век (1907-1990). Удивительно для американской гигантомании, что собор современной постройки всего-навсего 6-ый в мире по величине — явная политическая промашка архитектора. В соборе по случаю пасхальной службы был полный стадион народу — человек 500. Каждому входящему выдают книжечку с «текстом слов» молитв и песнопений.

Один день для знакомства со столицей — явно недостаточный срок, но главным на этот раз было цветение сакуры и общее впечатление, которое предстоит углублять. С погодой исключительно повезло – ведь в воскресенье уже полил дождь. Приведется поехать еще — тем более в холод или в жару – погуляем по музеям. Жаль, что в этот «заезд» остался вне нашего внимания музей американской истории.

Обратно доехали благополучно, хотя могли бы свернуть около Филадельфии на скоростную трассу в объезд города, поэтому путь наш по маршруту типа «верняк» оказался длиннее на 30 миль. Как сказали опытные люди, наша нерешительность была правильным решением — в воскресенье вечером скоростная траса забита машинами, как Минка. С чувством заслуженной гордости могу доложить, что на наводящий ужас своими развязками мост им. Дж. Вашингтона (соединяющий штат Нью-Джерси с Нью-Йорком на севере Манхэттена, что недалеко от дома) мы въехали с первого захода и с первого же раза правильно съехали. Опыт уже есть — не то, что в феврале по дороге обратно с Лонг-Айленда на южную часть Манхэттена через Бэттери-туннель, в который мы попали с третьей попытки.

Да, по сравнению с Вашингтоном в «нашей» северной столице, в бесшабашном, крэзанутом Нью-Йорке, однако, повеселее будет.

Продолжение следует

 

image_pdfСохрани себеimage_printПечать
0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

Alexander Ananiev

10
Комментарии: 0Публикации: 24Регистрация: 18-01-2022